Ангелы в фокусе

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Ангелы в фокусеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


вторник, 26 января 2016 г.
Ангелов на физкультуру не звать Aрина Ореонова 17:57:42
26 января 2016 года
В подмосковном Подольске восьмиклассник умер на уроке физкультуры
O:-)­
Как сообщили в пресс-службе ГСУ СКР по региону, инцидент произошел во время пробежки на урока физкультуры. В какой-то момент школьник упал и потерял сознание. Ему вызвали "скорую", но приехавшие на место медики уже констатировали смерть ученика.
По факту случившегося начата доследственная проверка. Правоохранители опрашивают одноклассников и педагогов подростка.
понедельник, 18 января 2016 г.
"Вредные советы"-2, отрывок Aрина Ореонова 18:54:05
Григорий Бенционович Остер
:-D­

Раньше ученые считали, что вредные советы можно читать только непослушным детям, которые все делают наоборот. Услышит такой ребенок вредный совет, сделает по-другому — и получится как раз правильно. Но недавно ученые догадались, что послушным детям вредные советы тоже нужны. Оказывается, на послушного ребенка вредный совет действует как прививка от глупости. Теперь ученые разрешают читать вредные советы всем детям — и послушным и непослушным.
:-D­


1.
Перед тем как у своих родителей

Что-нибудь хорошее выпрашивать,

У себя спросите: «Заслужил ли я?


Был ли я послушным, милым мальчиком?»

Если да — просите вдвое большего.

Если нет — просите вдвое жалобней.


2.
Просыпаясь, первым делом

Обещай не начинать

Ничего того, что будешь

Продолжать сегодня ты.

Перед сном проси прощенья

И не делать обещай

Ничего того, что делал

Ты сегодня целый день


Просыпаясь, первым делом

Обещай не продолжать…

Перед сном проси прощенья

И не делать обещай…

3.
Часто мама обещанья

Не приводит в исполненье,

Но не стоит огорчаться,

Обижаться и ворчать.

Если выполнить придется

Маме все, что обещала,

То, боюсь, живого места

Ты на попе не найдешь.


4.
Когда милиция уже

В твою стучится дверь,

Чтобы за шиворот тебя

Вести с свою тюрьму,

За то, что бабушку и мать

Ты загоняешь в гроб,

Скажи им: «Ладно. Так и быть

Я вашу кашу съем».


5.
Если ты не знаешь арифметику,

Могут обмануть тебя родители.

Скажут: «Съешь, сынок, четыре ложечки», —

А подсунут восемь с половиною.

Вот причина, по которой многие

Крепкие, упитанные мальчики

С детства ненавидят арифметику.


6.
Если мама не сразу

Тебя узнает,

Посмотри, на кого

Ты сегодня похож,

И запомни его,

Если встретишь в лесу,

Даже близко не надо

К таким подходить.


7.
Если взрослые люди сидят за столом

И варенье клубничное с тортом едят,

А тебе предложили отправиться спать

И никто заступаться не стал за тебя,

Расскажи на прощание, как во дворе

Ты облезлую дохлую кошку нашел.

Да, от сна эта кошка тебя не спасет,

Но немножко испортит им всем аппетит.


8.
Если чай в стакане долго

Не желает остывать

И уже терпенья нету

На него сидеть и дуть,

Свой стакан с горячим чаем

На коленки опрокинь.

На ошпаренных коленках,

Очень быстро стынет чай.

9.

Не ходи в ботинках грязных

По накрытому столу,

Чтоб никто в своей тарелке

Не нашел твоих следов.

Ловкий маленький охотник,

Между рюмками скользя,

Должен к праздничному торту

Пробираться босиком.

10.
Если вас забыли в детском садике,

Не пришли и не забрали вовремя,

Причешитесь и женитесь быстренько

На одной из ваших воспитательниц.

У какой квартира поприличнее,

Той и стоит сделать предложение.


11.
Попасть в отличников ряды

Не так-то просто, но

На свете есть один рецепт,

Проверенный давно:

Возьми на кухне помидор

И выгляни в окно.

Возможно, там увидишь ты

Отличников ряды.

Учиться умники идут,

Смотри не промахнись!


12.
Будь вежлив с мамами друзей.

Здоровайся, входя.

Сердитых слов не говори.

По пустякам не спорь.

Ногами топать и кричать

На мам чужих нельзя,

Ведь есть у каждого из нас

Для этого своя.


13.
Если мама тебя на работу взяла,

Чтобы ты не остался в квартире один,

Постарайся вести себя так, чтобы ей

На прощание главный начальник сказал:

«Я подобных детей

Не видал никогда.

Вам конечно, нельзя

На работу ходить.

Вам, с ребенком таким,

Надо дома сидеть

И держать его за руки,

Ноги связав».


14.
От куренья можно маму

Отучить буквально за день,

Если утром сигареты

Окунуть в ночной горшок.


15.
Не надо стёкла доставать

Из маминых очков

И бить по папиным часам

Железным молотком.

И не поите молоком

Аквариумных рыб,

Пока родители еще

Из дома не ушли.


16.
Если бабушка устала

И присела отдохнуть,

Громыхни над нею звонко

Парой крышек от кастрюль.

Задремавшую старушку

Надо вовремя взбодрить —

Сразу в бабушке проснется

Много новых свежих сил.


17.
Если мальчик хулиганит

Или девочка шалит,

Ловят их и бьют по попе,

Чтобы знали наперед.

Это самый лучший метод

Воспитанья мелюзги.

Можно всех по попам шлепать,

Кроме ос, шмелей и пчел.


18.
Если ты боишься ночью

Оставаться в темноте,

Захвати с собою спички,

Перед тем как спать идти.

Подожги матрас, подушку

Одеяло, простыню —

И тебе не будет страшно:

Станет в комнате светло.


19.
Если в старости глубокой

Ты когда-нибудь умрешь

И предстанешь перед богом,

Расскажи ему о том,

Как тебя тащила мама

Рано утром в детский сад…

И тебе за эти муки

Все грехи твои простят.


20.
Совершать свои прогулки

Уходи в другой район,

Потому что, если дома

Ты их будешь совершать,

Потрясенные соседи

Могут взять с тебя пример,

И тогда в твоем квартале

Невозможно станет жить.


21.
Если буквы еще

Не умеешь читать,

Открывай-ка букварь

И зубри алфавит.

Надо многое знать

И немало уметь,

Чтобы мелом писать

На заборах слова.


22.
Если ты при виде школы

Весь дрожишь от жажды знаний —

Заходи! Тебе учитель

Обязательно нальет.


23.
Затыкайте уши ваткой

Перед первым сентября

И спокойно на уроках

Отдыхайте в тишине,

Наблюдая с интересом,

Как учитель у доски

Открывает рот беззвучно

И губами шевелит.


Как приятно будет в мае

Вынуть вату из ушей!

Как просторно будет мыслям

Кувыркаться в голове!

24.
Если девочке записку

Шлешь на «русском языке»

И, промазав, попадаешь,

Вдруг учительнице в лоб,

То тебя заставить могут

Прямо в классе, у доски,

Всем показывать свой способ,

«Цыловаться» через Ы.


25.
Если в школу опоздал

На урок литературы

И придумать не сумел

Уважительной причины,

Говори, что поправлял

Дяде хворому подушку,

Потому что дядя твой

Уважать себя заставил.


26.
Есть на свете немало

Поучительных книг.

Пусть тебя не пугает

Этих книг толщина.

Если толстую книгу

Пополам разорвать,

То в два раза быстрее

Ее можно прочесть.


27.
Постарайся школьного директора

Довести до белого каления,

Но смотри, чтоб он,

От злости лопаясь,

Не обжег тебя

Своими брызгами.


28.
Если по уши влюбилась,

Берегись любви несчастной.

Почему влюбляться надо

Непременно в одного?

Лучше в нескольких влюбляйся —

Сразу больше вероятность,

Что один из них оценит

Сердце верное твое.


29.
Если спросят на уроке,

Где домашнее заданье,

Отвечай, что одичало

И в дремучий лес ушло.


30.
Отними, сложи…

Умножив,

Честно с папой раздели

И скажи ему, что в школе

Учат этому тебя.


31.
Если ты курил, скрываясь

В диких дебрях средней школы,

И, почуяв запах дыма,

Педагог подкрался вдруг,

Ловко пряча сигарету,

Гордо крикни: «От пожара

Я спасал родную школу,

Вот — штаны еще горят».


32.
Портфель свой с вечера готовь,

Сначала положи

Туда учебники, потом

Насыпь карандаши,

Добавь тетради, накроши

Заполненный дневник

И, кипятком залив, поставь

На медленный огонь.
...
пятница, 15 января 2016 г.
Олег Рой, Екатерина Неволина "Леди-кошка", отрывок Aрина Ореонова 14:04:56
...
Ночь дышала ей в спину, хлестала по глазам плетями далеких огней, встревоженно шептала в ухо: «Беда близко!» Девушка и сама чувствовала это. Все ее ощущения предупреждали об опасности, заставляя волоски на коже подняться дыбом.

Только бы закончился этот пустырь! Только бы добраться до людей! Каких угодно, куда угодно!

Ей казалось, что сердце сейчас разорвется. Но даже смерть стала бы лучшим выходом. Новый спазм сдавил горло девушки. Она, как выброшенная на берег рыба, шумно дышала открытым ртом, но кислорода катастрофически не хватало. Возможно, все дело в этом запахе. И в чувстве безнадежности.

Под ноги попала какая-то банка, девушка споткнулась и упала, чувствуя, как осколки пропарывают руку. Кровь. Вот и первая кровь – словно жертва этой хищной ночи. Что потребуется еще?..

Новая волна смрадного запаха едва не вывернула желудок, но, удержавшись каким-то невероятным, титаническим усилием, девушка вскочила и снова побежала.

Она не думала ни о чем – силы оставались только на бег. Последние силы.

Она бежала через пустырь, с руки капала кровь, а из глаз, не замечаемые ею, катились слезы, оставляя на грязных щеках четко прочерченные дорожки.

Впереди мигнул фонарь. Неужели и вправду конец пустыря? Неужели она действительно добежала?

В какой-то миг девушка начала обретать надежду, что выбраться все же удастся, но тут дорогу ей преградила огромная тень.

Девушка вскрикнула, чувствуя себя загнанной дичью, и медленно подняла голову, взглянув наконец в лицо своему преследователю.

У него не было лица. Только огромная оскаленная морда, то ли собачья, то ли волчья, растущая из мускулистых человеческих плеч. Пасть раскрыта, в ней виднеются большие желтоватые клыки, с которых падает на землю слюна. Глаза – отливающие инфернально-красным­.

«Это конец!» – поняла девушка, и жестокая насмешница-луна подмигнула: «Ну что, не ушла?»

Девушка хотела закричать, но вопль застрял в горле, тело стало безвольным, точно ватным, а чудовище наклонилось к ней, обдавая смрадным запахом, и вдруг, совершенно по-кошачьи, зашипело.

Алиса открыла глаза, постепенно осознавая, что находится в собственной комнате. В ногах кровати, выгнув спину и вздыбив шерсть, шипела кошка.
...
понедельник, 11 января 2016 г.
Григорий Остер "Гирлянда из малышей" Aрина Ореонова 18:42:01
:-)­
Каждый человек в детстве хоть один раз потерялся. Потом его, конечно, нашли. Так часто бывает, что какой-нибудь один мальчик или девочка теряется. Ну в крайнем случае две девочки.
Но в Лавровом переулке рассказывают, как однажды потерялся целый детский сад. Этот детский сад со своей воспитательницей тётей Машей гулял по улице и дышал свежим воздухом. И вдруг одна самая маленькая девочка почувствовала, что она начинает теряться. Эта девочка сразу же схватилась за руку другой девочки, и все остальные мальчики и девочки тоже схватились за руки. Но пока дети хватались за руки, чтоб не потеряться друг от друга, они потерялись все вместе от своей воспитательницы.
Легенды и мифы Лаврового переулка
Когда детский сад понял, что он потерялся, он не заплакал, а только ещё крепче взялся за руки, так что получилась длинная гирлянда из малышей. Эта гирлянда дошла до перекрестка, подождала, пока загорится зеленый свет, и перешла на другую сторону улицы. Потом гирлянда дошла до зоосада и спокойно прошла через калитку внутрь. Мимо билетёрши. Билетёрша пропустила гирлянду бесплатно, потому что она думала, что сзади идёт воспитательница и несёт билеты. Когда дети кончились, билетёрша остановила совершенно постороннюю тётеньку и потребовала от неё двадцать три билета. У тётеньки был только один билет, поэтому она сразу упала в обморок.
Гирлянда из малышей дошла до клетки с жирафами и там немножко постояла. Потом гирлянда дошла до слонов и там постояла гораздо дольше. Потом гирлянда обошла вокруг клетки с павлинами и пошла смотреть обезьян. Возле бегемотов гирлянда стояла очень долго, но ещё дольше она стояла возле удавов.
После удавов гирлянда забралась в большую тележку, которую возили сразу три пони, и прокатилась два круга подряд.
Потом гирлянда посмотрела двугорбых и одногорбых верблюдов. И медведей.
Легенды и мифы Лаврового переулка
Сначала бурых, а потом белых. Дальше гирлянда прошла мимо жёлтых львов и чёрных пантер, мимо пятнистых оленей и полосатых зебр. Мимо голубых песцов, рыжих лисиц, зелёных крокодилов, коричневых черепах и разноцветных попугаев. Потом гирлянда посмотрела носорогов и опять вернулась к слонам. Рядом с самым большим слоном, но, конечно, снаружи клетки… стояла воспитательница тётя Маша и глядела на гирлянду из малышей очень задумчиво. Воспитательница тётя Маша не знала, что ей делать. Или сердиться и плакать, оттого что малыши ещё раньше потерялись, или радоваться и смеяться, потому что они уже нашлись. И оттого, что тётя Маша не знала, смеяться ей или плакать, она снаружи была очень спокойная, но внутри у неё всё подпрыгивало и стукалось одно о другое. А самое главное, тётя Маша не очень была уверена, что это детский сад от неё потерялся. Она думала, что, может, это она потерялась от своего детского сада.
Детский сад увидел свою воспитательницу, обрадовался и закричал:
— Ура! Тётя Маша нашлась! Тётя Маша, как здорово, что мы вас нашли!
«Ну вот, — подумала тётя Маша, — значит, это не они от меня, а я от них потерялась. Так я и думала!»
И воспитательница тётя Маша повела свой детский сад домой — обедать.

Григорий Остер "Спасение сосисок на воде" Aрина Ореонова 18:39:52
:-)­
Про овчарку Ладу в Лавровом переулке рассказывают много историй. Вот ещё одна.
Говорят, что каждое лето Лада со своими друзьями Васькой Первоклассником и Мишкой Хвостиковым часто ходила на речку. Эта речка текла прямо по городу, поэтому берега у неё были каменные. Васька и Мишка, по кличке Хвост, сидели на каменном берегу и думали, чего бы такого нахулиганить, а Лада купалась и сохла, сохла и купалась, и так целый день.
Однажды по каменному берегу, над самой речкой шёл гражданин с сосисками. В том магазине, где гражданин покупал сосиски, кончилась обёрточная бумага, поэтому сосиски не завернули, а хозяйственной сумки у гражданина тоже не было, он её дома забыл. Поэтому гражданин связал все свои сосиски в одну гирлянду, свернул эту гирлянду в моток и повесил на правое плечо. Вот это он как раз зря сделал, потому что сосисок было много — целых пять кило. Когда гражданин повесил свои сосиски на правое плечо, сосиски накренили гражданина в правую сторону. А с правой стороны у гражданина была речка. И гражданин в эту речку упал. Вместе с сосисками.
Лада, которая сохла на каменном берегу, сразу заметила сосиски, ещё до того, как они в воду упали. Гражданина она не заметила, потому что на гражданина ей было смотреть не интересно. Ей было интересно смотреть на сосиски. Когда Лада увидела, что сосиски тонут, она подумала, что жаль будет, если такие хорошие сосиски зря пропадут. И Лада решила их спасти.
В это время Васька и Хвост заметили, что какой-то гражданин тонет. Но пока они собирались прыгать в воду и вытаскивать утопающего, Лада уже сосиски спасла. А так как гражданин очень крепко держался за сосиски, то Лада его тоже спасла. Вместе с сосисками.
Для утопающего гражданина спасение было очень приятной неожиданностью, и он на радостях подарил Ладе все свои сосиски. А Ваське и Хвосту он пожал руки и сказал, что они прекрасную собаку воспитали. И записал их адрес в свою мокрую записную книжку.
Лада потом целую неделю ела спасённые сосиски. А через неделю в Лавровый переулок пришёл директор водной станции и принёс Ладе медаль за спасение утопающих на воде. Медаль Ладе очень понравилась, хоть и меньше, чем сосиски. Но говорят, что Лада так и не поняла, за что ей медаль дали. Вернее, неправильно поняла. Васька Первоклассник, например, говорил, будто Лада потом всю жизнь думала, что ей дали медаль за спасение сосисок на воде.

среда, 6 января 2016 г.
Андрей Саломатов "Сумасшедшая деревня", отрывок Aрина Ореонова 10:27:31
:-D­

...
Пока ветеринар измерял собаке пульс, Даринда собралась с духом и смущенно сказала:

— Понимаете, я не собака.

— А кто же ты? — не успев сообразить, в чем дело, спросил Петр Семенович. Даринда уже хотела было ответить, но ветеринар вдруг вскочил с табуретки и заорал: — А-а-а-а! Чур меня! Чур меня! — Затем он с криком выскочил из комнаты, захлопнул за собой дверь и бросился на улицу.

На крыльце Петр Семенович столкнулся с женой и едва не сбил её с ног.

— Ты что, с ума сошел? — возмущенно проговорила Екатерина Васильевна.

— Там… там… там Пальма, — бессвязно забормотал ветеринар.

— Что Пальма? — заметив, как у мужа дрожат губы, спросила Екатерина Васильевна.

— Она… она говорила со мной.

Теперь пришла очередь пугаться хозяйке дома.

— Точно, с ума сошел, — в ужасе прошептала она. — Петя. Петруша, пойдем, я уложу тебя в постель, напою горячим чаем с малиной

— Пойди… — продолжал бормотать Петр Семенович. — Пойди, спроси у Пальмы, чего она хочет.

— Ну что может хотеть собака? — ласково ответила Екатерина Васильевна. — Поесть, да поспать. Сейчас я дам ей косточку, она и перестанет говорить.

— Ты думаешь, это поможет? — недоверчиво спросил ветеринар.

— Конечно поможет, — Екатерина Васильевна погладила мужа по спине и повела в дом.

— Значит, если тебе дать косточку, ты тоже перестанешь говорить? задумчиво спросил Петр Семенович.

— И я перестану говорить, — согласилась хозяйка дома. И лошадь перестанет говорить. И птичка, и рыбка и даже попугайчик. Все перестанут говорить. — Пойдем, пойдем, Петруша. Сейчас ты сам убедишься, что Пальма молчит, как мороженная треска.

Екатерина Васильевна открыла дверь, и они вошли в комнату, в которой не оказалось никакой Пальмы. Даринда, к тому времени, решила, что её признание не приведет ни к чему хорошему и слилась со стенкой. А когда хозяева вошли, незаметно выскользнула в дверь и вернулась в собачью будку.

— Ну, где Пальма? — спросила Екатерина Васильевна. Растерявшись, Петр Семенович заглянул за диван, проверил под столом, откинул шторы и, взявшись за голову, проговорил:

— Но я же сам привел её в дом.

Екатерина Васильевна уложила мужа на диван, укрыла теплым пледом, а в ноги сунула ему грелку.

— Ты полежи, а я пойду, спрошу у Пальмы, чего она хотела, — сказала хозяйка и ушла к соседям звонить знакомому врачу.
...
вторник, 5 января 2016 г.
Валерий Роньшин "Месть трёх поросят", отрывок Aрина Ореонова 08:55:47
Глава 5
Двое подозреваемых, отрывок
:-D­
И приснились Димке сразу два сна. Вернее, не сразу, а по очереди. В первом сне его держал в мохнатых лапах огромный комар. Прямо с трактор величиной.
И гудел он как трактор:
— Ты зачем Дерека убил?!
— Какого Дерека? — пищал в ответ Молодцов.
— Брата моего!
Тут Димка вспомнил, что перед сном он действительно прихлопнул комара на щеке.
— Так он же меня кусал, — начал оправдываться Молодцов.
— И за это убивать?! — возмутился комар-великан. — Сказал бы по-хорошему: «Не кусайся».
— Да я…
Но комар Димку и слушать не стал:
— Это не первое твое убийство! Ты и раньше комаров убивал! Но настал час расплаты. Сейчас ты за все ответишь, убийца!..
Димка понял: нужно срочно просыпаться. И проснулся. Стояла глубокая ночь. В окно светила луна. На реке квакали лягушки.
— Приснится же такая туфта, — пробормотал Молодцов и, повернувшись на другой бок, снова уснул.
И ему тут же приснилась другая «туфта». Будто едет он в автофургоне вместе со стеклянным гробом. А в гробу лежит Катька Орешкина. И Димке так хочется ее поцеловать, ну прямо сил нет. Открыл он крышку гроба, наклонился над Катькой… И вдруг видит, что это не Орешкина, а уродливая старуха с крючковатым носом.
— Ах ты, моя лапапусенька, — говорит старуха Молодцову и губами чмокает, изображая поцелуй. — Ну давай поцалуемся.
Не успел Димка обалдеть как следует, а в гробу уже — не старуха, а противный тип с реденькой бородкой.
— Ха-ха-ха! — хрипло хохочет он. — Я маньяк-убийца! Сейчас я тебя задушу!..
И тянет к Молодцову свои крючковатые пальцы.
«Ну блин горелый, — думает во сне Димка. — Придется опять просыпаться». Проснулся, а рука с крючковатыми пальцами продолжает тянуться к его шее. Сон превратился в явь. Молодцов аж на кровати подскочил. Вот так фишка! И тут же услышал смех и увидел стриженую Федькину голову.
Через открытое окно Федька протягивал к Димке корягу с кривыми сучьями. Ее-то Молодцов и принял за руку с крючковатыми пальцами.
На небе вовсю жарило солнце. Уже наступило утро.
— Привет, Димыч! — радостно орал Федька. — Классно я тебя напугал?!
— Ха, напугал! — заорал в ответ Димка. — Да я нистолечко не испугался, — показал он кончик мизинца.
— А чего ж тогда подпрыгнул?
— Да мне кошмар приснился.
— Кошмар?! — Дураков мигом перемахнул через подоконник. — Давай рассказывай!
Федька страсть как любил кошмары. Он готов был с утра до вечера смотреть по видику «ужастики» про оборотней, монстров и вурдалаков.
— Я тебе другое расскажу… — И Молодцов начал было рассказывать про девчонку в стеклянном гробу.
Но Дураков его перебил.
— Так это ж княжна, — сказал он.
— Какая княжна?
— Из рода Бухалкиных. Ее сюда из Америки привезли. На отпевание…
— На что? — не понял Димка.
— На отпевание. Это такой церковный обряд. Отпоют, а затем обратно в Штаты увезут. Хоронить.
— А кто ее привез?
— Не знаю, я не видел. Мне мать говорила. А чего это тебя так интересует?
— А вот чего… — И Димка рассказал, как мертвая девчонка сморщила нос… — У меня прямо шары на лоб полезли, — закончил он свой рассказ.
— А может, тебе показалось, что она носом шмыгнула? — спросил Федька.
— Да вроде нет.
— А что, если эта девчонка — живой мертвец?! — загорелись глаза у Дуракова.
— Какой еще живой мертвец?
— Ну есть мертвые мертвецы, а есть живые. Их называют «зомби». Недавно по телику «ужастик» показывали. Я просто угорал.
Димка, в отличие от Федьки, от «ужастиков» не угорал.
— При чем тут «ужастик»? — спросил он. — А там как раз про живых мертвецов…
— Ой, да туфта все это, — поморщился
Молодцов.
— И вовсе не туфта, — горячо возразил Дураков. — Зомби и вправду существуют. Мне Безбородов говорил…
— Какой Безбородов?
— Профессор из Москвы. Он в «Рассвете» отдыхает. Такой умный мужик. Чего его ни спроси — все знает… О, Димыч! — Федька хлопнул себя по лбу. — Я ж тебе самого главного не сказал!. Тут крутой «сериал» появился…
Молодцов вновь поморщился, думая, что Дураков сейчас начнет пересказывать ему многосерийный фильм из жизни монстров или привидений.
Но Димка ошибся. Федька имел в виду совсем другое. Он так и сказал:
— Я имею в виду серийного убийцу! Их же «сериалами» называют?
— Не «сериалами», а «серийниками», — со знанием дела поправил Молодцов. — Кстати, я слышал о нем на автовокзале. Одна старушка другой рассказывала.
— Да что там старушки! — вскричал Дураков. — Об этом весь Старокозельск говорит! «Серийник» уже пятьдесят человек замочил!
Димка усмехнулся:
— А бабка говорила — двадцать пять.
— Ну, может, и двадцать пять, — не стал спорить Федька. — Он их шарфом задушил.
— А бабка говорила — топором зарубил.
— Ну, может, и топором, — снова не стал спорить Федька. — Дело же не в этом.
— А в чем?
— А в том, Димыч, что этот маньяк… — Дураков сделал эффектную паузу, — …здесь живет.
— Где здесь?
— В Хлевном.
— И кто он?
— Пока точно не знаю. У меня двое на подозрении. Первый — отец Афанасий, поп из нашей церкви. Он каждый четверг в Старокозельск ездит. А все убийства как раз по четвергам и происходят.
— Откуда ты знаешь?
— К моей крестной в Старокозельске мент заходил. Рассказывал.
— Я смотрю, менты там ко всем заходят. К той бабке тоже мент заходил и предупреждал, чтобы она пирожки с мясом на рынке не покупала.
— Насчет пирожков моей крестной мент ничего не говорил, а вот насчет четверга сказал. И еще сказал, что маньяк всех душит желтым платком…
— А у этого попа есть желтый платок?
— Не знаю, но по четвергам он в Старокозельск мотается. Я в прошлый четверг ему на хвост сел… Фу-у, жарища. — Федька передвинулся в тень.
— Ну?! — поторопил друга Димка.
— Он там зашел в один дом, а через десять минут вышел. Без бороды и без рясы.
— А до этого с бородой был?
— Вот именно. И в рясе.
— Может, это не он вышел?
— Он, — уверенно отрезал Дураков.
— И что дальше?
— Дальше он пошел в бильярдную. И играл до закрытия. А после вернулся в тот же дом, нацепил бороду и поехал в Хлевное.
— Да-а, — протянул Димка.
— И глаза у него голубые, — добавил Федька.
— А при чем тут глаза?
— Ты что, разве не знаешь? У всех маньяков голубые глаза.
— Ну а второй кто у тебя на подозрении? — спросил Молодцов.
— Есть тут один тип. У Нюрки-почтальонши живет. Она в Курск к родичам уехала. А дом ему то ли сдала, то ли продала.
— У него тоже голубые глаза?
— Черт его знает. Он в темных очках ходит. А по ночам у него синий свет горит.
— Синий?
— Ага. Как в морге.
— Ты что, в морге бывал?
— Не-а. В одном «ужастике» видел. Там три мертвеца из морга сбежали и…
— Не отвлекайся, — предупредил Димка. — Давай про этого типа.
Федька перешел на таинственный шепот:
— Я ночью к его дому подкрался и в окошко заглянул. Он сидел за столом и что-то писал старинной ручкой. А ручку, знаешь, куда макал?..
— Куда?
— В череп!
— Ух ты!
— Черепушка у него — вместо чернильницы. А чернила — красные. Может, это даже и не чернила, а кровь.
— А как ты цвет разглядел?
— Я же в бинокль смотрел.
— А что пишет, не прочел?
— Не-а. Далековато было. Да и так ясно, что пишет. Дневник ведет, куда все свои убийства записывает. Я один «ужастик» смотрел. «Дневник маньяка» называется. Там тоже…
— Да погоди ты с «ужастиками», — отмахнулся Молодцов. — Дальше рассказывай.
Федька сделал страшные глаза.
— Дальше, Димыч, ва-а-ще крутняк. Представляешь, он каждую ночь на кладбище ходит. Ровно в два перестает писать и топает на кладбище.
— И жрет там мертвецов, — со смешком прибавил Димка. — Слушай, Федька, а ты меня не прикалываешь?
— На фиг мне тебя прикалывать? Можем сегодня ночью смотать на кладбище. Сам увидишь.
— А что увижу? Чего он там делает?
— В том-то и дело, что ничего. Походит между могил. Постоит. И домой.
— Н-да. Странный тип, — заметил Молодцов.
— Ещё какой странный, — подхватил Дураков. — Он в зеркале не отражается.
— Как это?
— А так. У него в комнате зеркало висит. Он подошел к нему — а отражения нет. Я чуть в осадок не выпал… А знаешь, кто в зеркале но отражается? Упыри!
— Кто?
— Ну вампиры. Которые кровь из людей
высасывают.
Мальчишки немного помолчали. Затем Димка сказал озадаченно:
— Хорошо, допустим, он вампир и маньяк, а поп тогда кто?
— Тоже маньяк, — убежденно произнес Федька. — Я вообще думаю, что в Старокозельске действует банда маньяков.
...
Валерий Роньшин "Белоснежка идёт по следу" Aрина Ореонова 07:24:39
Глава II МЫШКА ПО ИМЕНИ МАШКА
(отрывок)
:-D­

Участковый был не один. Рядом с ним стояла кудрявая девчушка лет пяти с большими зелеными глазами. Сунув в рот палец, она с любопытством смотрела на Стаса.
— Ну, здравствуй, Брыкин, — поздоровался участковый. — Принимай гостей.
— Здрасте, Иван Кузьмич, — кисло ответил Стас. — Проходите, пожалуйста.
Участковый и девочка вошли в квартиру.
— Это Машка, — представил девочку Менькин. — Внучка моя.
— Не Машка, а Мышка, — поправила девочка участкового. — Почему ты не называешь меня, как мама?
— Для мамы ты Мышка, а для меня Машка, — сказал Менькин. — Вынь палец изо рта.
Машенька вынула палец изо рта и вновь посмотрела на Стаса.
— Сколько весит килограмм картошки? — спросила она.
— Чего? — не понял Брыкин.
— Сколько весит килограмм картошки? — повторила девочка и пояснила: — Это загадка такая.
— Килограмм и весит, — ответил Стас.
— Угада-а-л, — разочарованно протянула Машенька и тут же задала новую загадку. — А что такое: зимой и летом одним цветом?
— Ну-ка, помолчи, Машка, — сказал участковый. — А ты, Брыкин, давай рассказывай.
— Че рассказывать-то?
— Сам знаешь чего.
Стас сделал удивленное лицо:
— Не знаю, Иван Кузьмич.
— Расскажи, как ты из фургона собак выпустил.
— Каких собак? Из какого фургона?
— Из такого. Ко мне сейчас собаколовы приходили.
— Ну и что? — продолжал запираться Брыкин. — Они у меня спросили, где пива можно попить. Я им показал — где. Они пошли пиво пить, а я пошел домой.
— Правильно. А перед тем, как домой пойти, ты открыл фургон и выпустил собак. Тебя видела пенсионерка Костина из восьмой квартиры.
Стас понял — отпираться бесполезно.
— Ну выпустил, — сознался он. — Эти живодеры хотели собак на мыло отправить. Их бы самих на мыло.
— Вот именно! — горячо подхватила Машенька. — Их бы самих на мыло! Живодеры!
— А ты помалкивай, — цыкнул участковый на внучку. — В общем, Брыкин, штраф надо платить. Отец скоро придет?
— Нет у меня отца, — буркнул Стас.
— Ну этот твой последний отчим. Когда он вернется?
— Лет через десять. Его в тюрьму посадили.
— В тюрьму?.. А за что?..
— Бандитом оказался.
— А почему я, участковый, об этом ничего не знаю?
— Вы у меня спрашиваете? — съязвил Брыкин.
— Ну хорошо. А мать где?
— В свадебном путешествии. Вместе с новым мужем.
— Во дела, — покачал головой Менькин. — Так ты, выходит, один живешь.
— Один.
— А ешь чего?
Стас шмыгнул носом.
— Ничего не ем, дядь Вань. Третий день голодаю. Деньги все кончились.
Участковый насмешливо прищурился.
— Деньги, говоришь, кончились? А кто вчера в магазине килограмм сарделек покупал?
— Откуда вы знаете?
— Тебя пенсионерка Костина видела.
— Этой Костиной в разведке нужно работать, — хмуро заметил Стас. — Цены бы ей не было.
— Она и работала в разведке. — Иван Кузьмич достал квитанции на штрафы. — Ты уже взрослый парень, Брыкин, и должен понимать — за мелкое хулиганство полагается штраф.
«Вот блин!» — подумал Стас.
— Дядя Ваня, — просительно сказал он, — а может, обойдемся без штрафа?
— Дедушка, — тоже просительно сказала Машенька, — а может, обойдемся без штрафа?
— А тебя никто не спрашивает.
— Ну де-е-душка, — тянула девочка. — Он же собачкам свободу дал.
— «Свободу дал», — повторил Менькин ворчливо. — А зачем им такая свобода? Собаке не свобода нужна, а хороший хозяин. Разве это жизнь — бездомной по помойкам бегать?
«Лучше уж по помойкам бегать, чем на мыло идти», — подумал Брыкин, но вслух ничего говорить не стал.
— Эх, Брыкин, Брыкин, — продолжал Иван Кузьмич. — Выпустить собак из фургона каждый дурак сумеет. А вот приютить бездомного пса желающих нет…
Участковый вдруг замолчал и внимательно посмотрел в сторону кровати. Следом за ним туда же посмотрели Стас и Машенька.
Из-под пледа, который свешивался почти до самого пола, торчал собачий нос.
— Ой, — сказала Машенька, — кто это там сидит?
Нос сразу спрятался.
— Так ты что, Брыкин, собаку себе взял? — удивленно глянул на Стаса Менькин.
— Она сама за мной увязалась, — не стал врать Стас.
Участковый подошел к кровати и приподнял край пледа.
— Ну-ка, вылезай, бродяга, — приказал он. — Ишь, спрятался.
Собака послушно вылезла из-под кровати. Иван Кузьмич присел на корточки.
— Давай знакомиться, — протянул он собаке руку.
Собака посмотрела на участкового карими глазами и подала ему лапу.
— Ишь ты, — хмыкнул Менькин. — Умная псина.
Машенька тоже подошла к кровати и тоже присела на корточки.
— А мне дашь лапу? — спросила она.
Собака подала лапу и Машеньке.
— Очень приятно познакомиться, — сказала девочка, — Меня зовут Мышка. А тебя как зовут?
— Ее никак не зовут, — сказал Стас.
— А давайте назовем ее Белоснежкой, — предложила Машенька. — Она ведь такая беленькая.
— Не такая уж она и беленькая, — заметил участковый.
— Это потому, что грязная. А если ее выкупать, она станет беленькая-пребелень­кая, хорошенькая-прехоро­шенькая. — Девочка погладила собаку по спине. — Ты согласна быть Белоснежкой?
Собака наклонила голову.
— Согласна, согласна! — радостно закричала Машенька. — Она головой кивнула!
— Это еще что, — сказал Брыкин. — Перед тем как в квартиру войти, она лапы о коврик вытерла.
Иван Кузьмич усмехнулся:
— А посуду она тебе не помыла?
— Посуду не помыла, но свою тарелку после еды в раковину поставила.
— Ну ты, парень, и фантазер, — сказал участковый. — Тарелки ему собака в раковину ставит. Это ж надо такое придумать.
...
четверг, 31 декабря 2015 г.
СКАЗКИ НЕСОВЕРШЕННОГО ВРЕМЕНИ Aрина Ореонова 06:56:07
Сергей Седов
:-D­



Жила на свете девочка по имени Света. А квартира ее была на последнем этаже. По вечерам, сделав уроки, она садилась у окна и смотрела на небо. Смотрела, смотрела… Засмотривалась так, что не замечала, как пролетало Время. Когда она обнаруживала, что уже утро, и начинала собираться в школу (учебники, пенал, дневник- все такое), мама говорила ей:
-Ну что ты, какая школа? Ты давно выросла, окончила университет, аспирантуру, работаешь аудитором в Счетной Палате, у тебя двое детей: сын Юрий и дочь Кассиопея.





Жил один человек. Он работал премьер-министром. А после работы шел в лес. Обнимал березки, слушал дубы, катался по травке. Когда замечал какой-нибудь цветок, подходил к нему и спрашивал:
-Можно тебя сорвать?
И цветок ему отвечал:
-Нельзя!





Жил один человек. Все свободное время он проводил с удочкой на берегу реки. Никто никогда не видел, чтобы он кого-нибудь поймал. Никто не видел, чтобы у него когда-нибудь клевало! Это потому что ловил он рыбу без наживки и даже вообще без крючка. А вот поплавок у него был, и грузило тоже. Другие рыбаки приставали к нему с дельными советами. Но он отшучивался и продолжал неподвижно сидеть, глядя на поплавок.
Один раз человек все-таки попробовал ловить как все, но ему это не понравилось и он вернулся к своему способу.
Если вы увидите его, сидящего на берегу, то скорее всего, не узнаете. Но вам обязательно захочется сесть рядом и помолчать. Кстати, зовут его Михалыч.




Жилкогда-то человек. Он работал парикмахером у императора. Стриг его и брил. ( В давние времена императоры подстригались каждое утро). Человек наш был никудышним специалистом. Стриг плохо, а брил- еще хуже. Посмотрев на себя в зеркало, император приходил в ярость, звал палача и приказывал немедленно отрубить парикмахеру голову. Но палач был еще хуже специалист, чем парикмахер: не мог даже топор поднять, не говоря уже о том, чтобы кому-нибудь что-нибудь отрубить. Поэтому, как рассказывают хроники, император ходил все время с неровной укладкой и следами порезов на подбородке, а у придворного парикмахера на шее не было ни одной царапины.





Жил один человек. Каждую среду, летом и зимой, в любую погоду, даже когда штормило, он выходил на берег, снимал одежду и уплывал в океан. Плыл он долго: иногда-час, иногда- два, хотя это было опасно: у него могло свести ногу, он мог утонуть… Но человек плыл и плыл, несмотря на усталость, до тех пор, пока не встречал в океане дельфина. Только после этого человек разворачивался и плыл обратно к берегу. А дельфин спешил к своим сородичам, чтобы сообщить им, что сегодня среда.





Жил один человек. Он часто ходил на охоту и стрелял – мимо белки, мимо зайца, мимо оленя... Испуганные звери разбегались куда глаза глядят. А потом, отдышавшись, страшно радовались, что остались живы и чувствовали себя заново рожденными.
-Представляешь,- рассказывал человек своей жене,- Сегодня промахнулся всего на три сантиметра- это когда в оленя, а в белку- и вовсе на один!
-Но ты же мог попасть!- всплескивала руками жена.
-Что ты, что ты!- успокаивал ее муж,- Я стрелять умею!




Один солдат был бессмертный. Он все время воевал. И его часто убивали: то саблей, то штыком, то картечью. А ночью на поле сражения приходила Смерть.
-А-а-а!- говорила она,- Бессмертный! Ну- ну…- и шла дальше.
А у солдата после этих слов затягивались раны, жизнь возвращалась. И он, довольный, снова шел воевать. Но уже не в ту армию, где служил прежде, а в другую, вражескую- для разнообразия.





Один пес каждый день выходил на прогулку со своей хозяйкой. И как только выбегал из дома, сразу находил во дворе палочку, приносил хозяйке и говорил:
-Брось, пожалуйста!
-Нет, нет, нет!- мотала головой хозяйка,- Хватит, надоело, каждый день одно и тоже!
-Неправда!- возражал пес,- Палочки всегда разные! То березовая, то кленовая! Дубовые тоже бывают. Иногда они близко летят, а иногда- далеко-далеко, замучаешься искать.
-Я слышала это уже тысячу раз!- отвечала хозяйка.- Можно мне спокойно погулять? Вон смотри, спаниель носится как угорелый безо всякой палочки и не пристает к своей хозяйке.
-Ну пожалуйста!- умолял пес.- В последний раз!
-Последний раз уже был вчера!- не сдавалась хозяйка.
-Значит, нет? -Нет! -Никогда? -Никогда!
Пес покорно вздыхал, ложился на траву или на снег, прикрывал ухом правый глаз и думал:
-Сейчас бросит.
И она бросала.





Жил на свете людоед, который никогда не ел человеческого мяса. У него было редкое заболевание желудочно-кишечного­ тракта и люди были ему противопоказаны.
-Ерунда это все! Съешь, попробуй!- приставали к нему друзья-людоеды на корпоративных вечеринках.
-Ну, да!- отвечал людоед,- А потом тошнота, рвота, сыпь… Нет уж, я лучше огурчик, вот… грибочек… икорочки…




Один царевич искал себе невесту , как советовал царь-батюшка. Утром выходил на опушку, натягивал тетиву и стрелял в любую сторону.
-Где стрела упадет, - учил царь батюшка,- Там и невесту ищи.
Шел царевич за стрелой и находил ее на болоте. А в болоте, известное дело, одни лягушки водятся.
Царевич выбирал одну, покрупнее, и брал замуж. Но только жизнь у них с самого начала не залаживалась. А ближе к вечеру молодая и вовсе мужа бросала, бежала в родное болото. Это ведь только в сказках: лягушка – не простая лягушка, а в жизни…





Один лесной паук был художником. Ткал не простую паутину, а настоящие картины. Получалось у него очень талантливо и оригинально. Мухи тучами слетались на вернисаж модного художника. Самые горячие поклонницы врезались головой прямо в паутину. Паук съедал не всех: одну- двух, остальных отпускал на свободу.
-Прилетайте,- говорил,- дня через четыре. Будет на что посмотреть. Есть у меня один замысел, но я его пока вам не буду раскрывать.



Обретался на небесах один бывший полководец. Фельдмаршал. Внимательно смотрел на землю, как там войска без него воюют. А воевали, конечно, неважно. С новым-то фельдмаршалом.
-Ну куда ж он третий-то полк послал- в штыковую атаку,- рано, в резерве бы попридержать! А конница- она же в лесу не развернется! Ну и полководец! Ни стратегии, ни тактики … Вот, уже отступают… Паника началась. Нет, не могу на это смотреть. Эх, Господи, зря ты меня забрал, я бы дело выправил.
-Тебе же ядром голову оторвало,- отзывался Господь,- Что ж я мог поделать? Не нужно было в самую гущу лезть, да еще на белом коне!
-Был грех,- соглашался фельдмаршал,- Любил, чего скрывать, чтоб в самую гущу, да на белом коне! И чтоб пули свистели, ядра рвались.
-Ваше высокородие!- Раздавался голос новопреставившегося­. Узнаете меня?
-Кузькин! Четвертого гвардейского первой роты унтерофицер?
-Так точно! Эх, ваше высокородие, и как же мы вас любили! Особенно когда вы в самую гущу, да на белом коне! Такое находило воодушевление- кого угодно могли победить! А с нынешним проиграем! Столько наших полегло- и все зря!
-Господи,- не выдерживал Фельдмаршал,- Отпусти! Хоть на полчасика!
-Что ты, что ты, не могу! Против законов природы.
-Но ведь наши гибнут!
-Ну как ты там с оторванной- то головой?
-Приставь как-нибудь, яви чудо!
-Ну не знаю, не знаю,- колебался Господь,- На полчаса- нет, максимум три минуты.
-Ладно! Только быстрее, Господи, быстрее, а то поздно будет, бегут ведь уже!
И фельдмаршал появлялся на белом коне в самой гуще сражения. Воодушевленные полки переходили в атаку, вмиг разбивали дрогнувшего неприятеля и кричали ура!
А фельдмаршал со слезами на глазах уже обнимал Всевышнего:
-Прости, я раньше в тебя не очень-то верил, а теперь вижу, ты и в самом деле, БОГ!



Жил в Америке один боксер, очень добрый. Бил так, что соперник сразу оказывался на полу. Потом еле-еле поднимался ( на счет:9)и стоял, качаясь, перед нашим добрым боксером. Тот обнимал соперника аккуратно и спрашивал:
-Ну что, плохо дело?
-Угу-у-у!- кивал соперник побитой головой.
-В ушах звенит? Перед глазами круги? Ноги ватные?…
-Точно!- шептал соперник разбитыми губами.
-Прости, но ты сам виноват. О защите не думаешь. Левую руку низко держишь. Да и реакция у тебя... Тренеру скажи, пусть поработает над этим. Мышцы тоже надо подкачать, а то вот ты бьешь со всей силы, а мне хоть бы что- разве это дело?




Жил в Европе один великан. Он был немного подслеповатый. Шагал по скоростному шоссе осторожно. И все-таки, из под его босой ступни то и дело раздавался характерный треск.
-На «BMW» не похоже… и «Мерседесы» не так трещат.… «Вольво», скорее всего, улучшенная модель- бормотал на ходу Великан и, как правило, не ошибался.




Жила в дремучем лесу страшная старуха, Баба Яга. Вокруг избушки частокол стоял. А на каждом колу- череп человеческий. И год, и десять лет, и тридцать- никто мимо не проходил, не проезжал. А потом добрый молодец появлялся. Вежливо просил накормить, истопить, постелить… И кормила его старуха и баньку топила и постель стелила. А потом из дома провожала- была у молодца задача- дальше путь держать. Выходил он за ограду, кланялся, спрашивал:
-А чьи это, бабушка, на кольях черепа?
-Таких же как ты, добрых молодцев!- отвечала страшная.
-Это ты их?…
-Больше некому!
-Наверное, они были не такие смелые как я!
-Ну почему же!- вздыхала старая,- В эти края только смельчаки добираются. А вон тот- видишь череп с дыркой в темечке- я такого смелого отродясь не видала- до самой последней секундочки шутки шутил!
Чесал голову добрый молодец:
-Ну, значит, они были не такие сильные как я!
-А вон посмотри на тот череп, что больше лошадиного. Уж такой был богатырь- тебя в кармане мог унести!
Хмурился добрый молодец:
-Ну, значит,- не такие красивые были!
-Не скажи!- качала головой Баба Яга.-Вон тот, с круглыми глазницами, на третьем колу, слева, уж такой был красавец- была б я девушкой- пошла бы за него замуж!
Понял!- хлопал себя гость по лбу- Невежливые были!
-Нет, не в этом дело!
Разводил тут руками добрый молодец:-Ну тогда я не понимаю!
Вздыхала Страшная:-Я тоже!



Жил в одной деревне оборотень. Так-то, вообще, был добрый крестьянин, но в полнолуние становился волком и бегал по окрестностям. Наутро снова оборачивался человеком и обходил соседей.
-Никого не загрыз?- спрашивал.
-Нет, только покусал немного!- отвечали добрые соседи- и показывали: кто- руку перевязанную, кто- ногу, кто- голову.
-Что же вы в меня не стреляли-то?- возмущался оборотень.
-Мы стреляли!- отвечали добрые соседи,- Я даже попал, кажется! И я, кажется! И я!
-Сколько раз вам повторять, оборотня простой пулей не убьешь, серебряной надо!
-Да ну!-махали руками добрые соседи, - Скажешь тоже: серебряной! Что, мы, звери?!!!




Жил в одном городе булочник. Он выпекал из теста птичек: воробушков, ласточек, попугайчиков. Их хорошо покупали дети. Но иногда кое-какие плюшки оставались. Вечером, перед закрытием, булочник (он был еще и волшебником) взмахивал рукой- и все непроданные птички мгновенно оживали, улетали в окошко.
А за окошком стояли дети, они смотрели на вылетающих птиц и говорили:
-Вон тот воробушек- это я его не съел!
-А я запросто мог съесть ту ласточку и ту, и еще тех трех попугайчиков. У меня деньги есть и аппетит ого-го!



В одной семье время от времени исчезал отец.
-Папу не видели?- спрашивала мама.
-Нет,- отвечали сын с дочкой, а разве он не на диване?
-И в туалете его нет!- удивлялась мама.
-Наверное он опять превратился в какое-нибудь насекомое и думает, что мы его не узнаем!,- догадывались дети и начинали искать. Вскоре они обнаруживали огромного жука, длиной в полтора метра.
Он полз по потолку спальни.
-Папа! Папа!- кричали дети и показывали на него пальцами.
Жук превращался в папу, шлепался на пол, страшно разосадованный.
-Не понимаю,- бормотал себе под нос,- Как они догадались?




Один осенний лист не падал с дерева. Другие падали. Пролетали мимо, здоровались, прощались.
-Я еще немножко повишу!- оправдывался лист,- А потом тоже…
Дул холодный ветер, падал снег, накрывал упавшие листья, а наш неупавший все держался, держался, держался.
Наступала весна, появлялись юные зеленые листочки, с удивлением смотрели на нашего неупавшего, на бурого, сухого, скрюченного.
-Ты кто?- спрашивали.
-Я? Ну, это…Учитель!



У одного летчика была жена и четверо детей: два мальчика и две девочки. Летчик любил летать на своем истребителе. А на землю возвращаться не любил. Вот и не возвращался.
Неделю, месяц, два.
Наконец, жене это надоедало. Собирала детей, приходила на базу.
-Где муж?- спрашивала.
-Да вот,-отвечало командование,- Летает!
-Он летает, а у меня дети без отца растут!
-Что мы можем сделать?- пожимало плечами командование.
-Дайте мне пять истребителей!- говорила жена.
Давало командование.
В один истребитель сама жена садилась, во второй- старший сын, в третий- младший, в четвертый- старшая дочь, в пятый- младшая.
Подлетали к мужу-отцу незадачливому, окружали со всех сторон: Старший сын спереди, младший- сзади, старшая дочь- справа, младшая слева, жена- сверху наседала. И уж как летчик ни крутился, какие фигуры ни выписывал, высшего пилотажа, а только родные не отставали и слаженными действиями принуждали его к посадке.
Расстраивался летчик, стукал кулаком по штурвалу.
-Эх!- было б у меня не четверо детей, а хотя бы трое! Старший, к примеру, спереди пристроился, второй- сзади, третий- слева ( жена, ладно, сверху)- а я вправо бы ушел!



В одной школе, в кабинете русского языка и литературы висела необычная доска. Если ученик ошибался, неправильно писал на доске слово, или пропускал запятую - его тут же убивало током. Учительнице русского языка очень легко было работать, потому что дети были предельно внимательны и практически не шумели.
А если кто-нибудь отвлекался от занятий, она приглашала его к доске и просила написать какое-нибудь трудное слово, или запутанное предложение. Конечно, многие погибали в процессе обучения, но те кто выживал, всю жизнь потом писали без ошибок и с легкостью поступали в университет на любое гуманитарное отделение.




Жил на свете удивительный астроном. Все свое время, до последней секундочки, он посвящал наблюдению за звездным небом. Даже в обеденный перерыв, кушая котлету, не отрывался от окуляров. А когда ложился в постель и засыпал- сам превращался в сияющую на небе звезду. Но только не первой величины, как некоторые, а девятой-десятой, потому что был скромным человеком и не любил привлекать к себе внимание.



Жил один богач, самый богатый. У него было все самое дорогое на свете: дом, автомобиль и, разумеется, яхта. Выходил на ней в море.
Докладывали, конечно, Морскому Царю.
-Самая-самая, говорите?- недоверчиво хмурился Царь.
-Самая-пресамая!!!-­ пускали пузыри верные слуги,- Какой богач- такая и яхта.
- Яхту - ко мне!- приказывал Царь,- А богачу организуйте счастливое спасение. Он нам еще пригодится!
Выбрасывали волны богача на пустынный берег. Топал он ногами, грозил океану кулаком:
-Будет у меня яхта круче прежней!- кричал.
Приказывал Царь очистить дно от караллов
-Здесь,- говорил,- Следующую поставим.




Работал в одной поликлинике доктор. Эммануил Соломонович. Приходил пациент, жаловался. Доктор внимательно слушал.
-Вот, попейте это лекарство,- говорил,- И вам станет легче.
Пациент приходил домой и чувствовал, что ему действительно стало легче. Причем независимо от того, пил он то лекарство или нет.
Так было со всеми пациентами этого доктора. Но кто-то из них иногда все-таки умирал. Попадал на небо, встречал Всевышнего и сразу его узнавал.
-Эммануил Соломонович, так вы, значит, Бог?
-Ну,- разводил руками Эммануил Соломонович,- Можно и так сказать.




Одному мальчику мама не разрешала драться. Да он и сам не любил. . Драчуна или хулигана замечал издали, сворачивал за угол, прятался… Но иногда хулиган его обнаруживал и наносил удар. Тут, совершенно неожиданно для хулигана, его рука отрывалась от тела и падала на землю. Хулиган ударял мальчика другой рукой- другая тоже отваливалась. Хулиганы, как правило, умеют драться ногами. Пара ударов- и вот он уже без ног. Оставалась одна голова- но настоящие уличные бойцы бьются до последнего – голова тоже отлетала от туловища. Кровь, конечно, фонтаном, все- на мальчика. А стирать- маме!





Один мальчик очень плохо учился по русскому. Ни одного слова не мог написать правильно. В конце года учительница заходила к директору.
-Ну что, двойку ему годовую ставить?- спрашивала.
Директор чесал голову.
-Неужели я в нем ошибся?- бормотал.
Открывал ящики стола, доставал астрологические карты, расстилал их и долго, внимательно изучал, бормотал какие-то странные слова: Сутурн в доме… Экликтика…
-Нет никакой ошибки. В нашей школе, Надежда Сергеевна, растет великий русский писатель! Может быть даже, в мировом масштабе.!!!
-Троечку, конечно, могу натянуть- нерешительно предлагала учительница.
Директор решительно тряс головой: -Четверочку!






По воскресеньям, ближе к вечеру, крокодил проглатывал солнце.
Потрясенные звери собирались на берегу. Слоны, жирафы, бегемоты.
-Ужас-то какой! Чувствуете, похолодало! Это катастрофа!
Раздавался плач, вой, стенания. Все понимали: просить жестокого крокодила о пощаде бесполезно.
-Медведя нужно звать!
-Правильно, медведя! Где медведь?
-Да здесь я!- раздавался голос медведя.- Только не знаю, справлюсь ли.
-Ты уж постарайся!- ревели звери,- А мы тебя отблагодарим.
Медведь прыгал на крокодила, боролся с ним, ломал его так и эдак. Затаив дыхание, наблюдали звери за жестокой схваткой. Наконец, из пасти крокодила выкатывалось солнце и все кричали : Ура!
В сумерках к одиноко сидящему на берегу медведю тихо подплывал Крокодил.
-Все, Миша, не могу больше! Это солнце, такое противное, да еще жжется, тьфу! Ну почему я должен его глотать?
-А ты посмотри, Федя, сколько мы заработали!- отвечал медведь и показывал на приношения благодарных зверей:- Мед, триста кило! Козы –тридцать штук. Рыба ( ты любишь, я знаю) тридцать три центнера- ешь не хочу! Но главное даже не это. Пойми, Федя:
шоу должно продолжаться!




Одна принцесса по утрам усаживалась на крылечке. Подходил принц.
-Пойдешь за меня замаж?- спрашивал.
Принцесса внимательно смотрела на него.
-Да ведь ты до ста досчитать не сможешь!- говорила.
-Верно, только до десяти могу!- признавался принц.
-Не пойду за тебя замуж!
Уходил принц, подходил другой, ждал своей участи.
-Да ты, небось, храпишь во сне!-говорила принцесса.
Кивал несчастный принц повинной головой.
-Не пойду за тебя замуж.
Уходил второй, подходил третий принц.
-Признавайся!- говорила принцесса,- Любишь сказки?
Признавался принц: Только их и читаю!
-А я люблю серьезную литературу! Не пойду за тебя замуж.
Удивлялся старый король:
-Ты их, дочка, прямо насквозь видишь!
-Ничего удивительного, папа!- отвечала дочка,- Тридцать лет уже выбираю - глаз наметанный!






Один крокодил-мутант жил в канализации. Ему нужно было чем-то питаться, поэтому в крупном рекламном агенстве постоянно исчезали пиар-менеджеры. Уходили в туалет- и не возвращались. Следствие сразу пошло по неправильному пути, полагая, что кто-то охотится именно на пиар-менеджеров. Хотя это было простое совпадение. Крокодилу, конечно, нравились менеджеры, но однажды он попробовал директора по маркетингу- и не почувствовал большой разницы…




Иногда Смерть приходила в Парк Культуры и Отдыха. К какому-нибудь человеку, естественно. Тот ее сразу узнавал.
-Пора?- спрашивал.
-Торопиться не будем!- отвечала Смерть. И они шли по дорожкам, нюхали цветы, плыли на лодке, танцевали на веранде и даже катались на чертовом колесе.
-Странно как-то!- удивлялся человек,- Я думал, ты не церемонишься. Хвать- и потащила!
-Это обычная практика.- кивала Смерть.- В больнице никогда не задерживаюсь. Там, запах противный, особенно в реанимации, да и вообще, аура… На войне тоже ничего хорошего: дым, грохот, все куда-то бегут… Д.Т.П. терпеть не могу! А здесь совсем другая атмосфера. Наконец-то получаю от работы хоть какое-то удовольствие.






В одном городе жила девушка необыкновенной красоты. Она была самой прекрасной девушкой на свете и носила титул «Мисс Вселенная». В нее то и дело кто-нибудь безумно влюблялся и умолял осчастливить его на всю жизнь.
Она, конечно, соглашалась. Приезжала в ЗАГС, но только не в белом платье, а в черном. Гости думали, что она чокнулась..
Жених и невеста тем временем, расписывались, обменивались кольцами, целовались, и сразу после поцелуя жених от счастья умирал (разрыв сердца)
Ну вот, видите!- говорила гостям Мисс Вселенная,- Я как чувствовала…





Жил в одном маленьком городе добрый волшебник. Приходила к нему девушка, жаловалась, что у нее маленькая грудь. У всех большие-пребольшие!­- говорила она, - А у меня… (В те времена не было еще специальных клиник и хитрых операций. Вся надежда была на волшебство.) Добрый волшебник не мог никому отказать и грудь у девушки становилась большая-пребольшая.­ Девушка думала, что теперь наступит счастье, но не тут-то было! Грудь на бегу сильно раскачивалась и сбивала ее с ритма. Но главное, что парень, который ей нравился, не обращал на ее грудь никакого внимания. Другие, конечно, обращали, но все они были какие-то идиоты. И от них приходилось отбиваться. В конце концов ей это надоедало и она снова приходила к доброму волшебнику, чтобы все вернуть обратно.
-Понимаешь,- говорил ей добрый волшебник,- Я такой волшебник, что могу только увеличивать. Вот хочешь большую-пребольшую попу?





Жил во Франции один герцог. У него была большая зеленая борода. Он много раз женился, но его жены как-то слишком быстро исчезали. Несмотря на это зловещее обстоятельство, молодых француженок продолжали прилекать его богатство, знатность, оригинальная внешность и острый ум. Одна за другой девушки все выходили и выходили за него замуж. Конечно, будучи француженками, они хорошо помнили страшную сказку Шарля Перро и ни за что не вышли бы за «Синюю Бороду», но ведь тут-то была зеленая!




Жила одна певица. Самая лучшая на свете. К микрофону на сцене она выходила не сама- ее выводил за руку специальный человек. Потому что была певица слепая. Когда она пела, ей аккомпанировал на гитаре один старый негр, но она его не слышала. Потому что была глухая. Певица даже не догадывалась, что стоит на сцене самого знаменитого концертного зала и выступает перед огромным колличеством публики. Она просто пела, как всегда. И ее голос проникал в душу каждого. Каждый думал, что она поет именно про него. Может быть потому, что пела певица песни без слов. Ведь была она немая…





На одной поляне росли цветы. Ромашки, васильки, колокольчики… Тянулись к солнцу, качались на ветру. Вообщем, все было хорошо. Иногда только приходила Смерть. Ее тень носилась по поляне и забирала самых лучших. Цветы затаивали дыхание и думали:
-Только не меня! Только не меня!
Наконец, откуда-то раздавался громкий голос:
-Машенька! Машенька!- ты где?
И Смерть убегала… А голос говорил:
-Вот молодец! Какой замечательный букет!…
Некоторое время цветы молчали, потрясенные. Потом начинали шелестеть листочками:
-Слышали, Смерть опять сменила имя! Вчера еще звалась Людочкой. А позавчера, помните, Кирой Семеновной.




В одной районной поликлинике у пациентов ( в основном это были пожилые женщины) пропадали внутренние органы. Почень , почки, селезенка. Женщины, конечно, шли в районное отделение милиции, но там говорили, что такие дела решаются только через суд. Районный судья (тоже, кстати, пожилая женщина) внимательно выслушивала их и тяжело вздыхала:
-Вот вы говорите: печень, селезенка… У меня сердце пропало! А доказать ничего невозможно.



Один человек умел летать. Но ему было этого мало. Ох хотел славы и денег. Поэтому участвовал в международных соревнованиях по прыжкам в высоту. Человек, конечно, побеждал и получал золотую медаль, премиальные, а иногда даже устанавливал мировой рекорд.( за это полагались дополнительные премиальные) Публика была в восторге, но вот соперники недовольно хмурились.
-Техника прыжка отвратительная! А икроножные мышцы? Разве можно показать хороший результат с такими икроножными? – жаловались они судьям.
Судьи снова и снова просматривали видеозапись прыжка, долго совещались и наконец принимали решение. Человека лишали золотой медали, отбирали мировой рекорд и все премиальные.
-Извините,- говорили ему,- Но у нас тут прыжки, а не какие-то там полеты.




Давным давно жил в африке один человек по имени Симо. Он умел варить хорошее пиво. Поэтому людоеды заходили к нему в гости довольно часто. В те времена в Африке было много людоедов- столько же, сколько людей. Обычно, людоед заявлялся после сытного обеда.
-Пить! Пить!- орал он, не здороваясь,- И припадал к бочонку.
Пил, не отрываясь, до тех пор, пока хмель не ударял в голову и он не засыпал, развалившись на земляном полу хижины.
Тогда Симо брал острый-острый нож и разрезал ему живот. Внутри он, как правило, находил девушку удивительной красоты ( людоеды, вообще, предпочитают красивых девушек) Она была, конечно, мертва. Симо подносил раскаленный наконечник стрелы к ноздрям девушки. Это было великое искусство. Острие наконечника должно было не коснуться тела, но остановиться на расстоянии в толщину волоса! Тогда девушка вздыхала и открывала глаза.
-Кто ты?- спрашивала она.
-Я Симо!- отвечал Симо.- Если хочешь, будь моей женой.
Тут в хижину возвращались другие жены Симо и рассказывали девушке, что их тоже проглатывали людоеды, а теперь они живут хорошо.
Девушка выходила за своего спасителя и они жили все вместе в любви и согласии.
Постепенно людоедов в Африке становилось все меньше и меньше, а детей у доброго Симо все больше и больше.
С тех пор люди и говорят: пиво- очень полезный напиток!




Кит по имени Андрюша был невидимый. А в остальном не отличался от нормальных китов. Любил нырять, плавать, пускать фонтан и ухаживать за китами- девочками. А когда замечал в океане какое-нибудь китобойное судно, подплывал к нему и строго спрашивал( очень громким голосом):
-Зачем вы охотитесь на китов?
Анрюшу никто не видел, поэтому рыбаки думали, что это БОГ с ними разговаривает. И отвечали:
-Такое наше призвание! Ведь мы- китобои!!!
-Ах так!- сердился Андрюша и обливал их фонтаном, а потом нырял под судно и подбрасывал его над волнами.
И пугались китобои божьего гнева и плюхались на колени и воздев руки к небу, кричали:
-Мы больше не будем китобоями!
И больше не были…






Одна небольшая звезда долго мыкалась по небу. Никак не могла найти себе место. Из одних созвездий ее прогоняли ( например, из Большой Медведицы), потому что она нарушала конфигурацию. А в других ей самой было неуютно: слишком тесно, или рядом оказывалась чересчур шумная сверхновая, а еще хуже, какая-нибудь ужасная черная дыра…
Некоторые астрономы замечали неустроенную звезду, признавались ей в любви и звали каждый в свою обсерваторию. А сами мечтами получить за нее Нобелевскую премию. Звезда чувствовала подвох и не давала согласия.
Сейчас она живет у одной девушки в волосах. А та об этом и не подозревает. Девушку зовут Сьюзен. Вообще-то она считается некрасивой. У нее неправильные черты лица и ноги коротковаты. Но если вы ее встретите и не будете знать, что это Сьюзен, то она вам понравится.
воскресенье, 27 декабря 2015 г.
Aрина Ореонова 18:53:49
Запись только для меня.
четверг, 24 декабря 2015 г.
Сергей Козлов "Правда, мы будем всегда?" / 4 Aрина Ореонова 18:10:36
:-)­

ДОЛГИМ ЗИМНИМ ВЕЧЕРОМ


Ах какие сугробы намела вьюга? Все пеньки, все кочки
завалил снег. Сосны глухо скрипели, раскачиваемые ветром, и только труженик-
дятел долбил и долбил где-то вверху, как будто хотел продолбить низкие
тучи и увидеть солнце...
Ежик сидел у себя дома у печки и уже не чаял, когда
наступит весна.
"Скорей бы, - думал Ежик,- зажурчали ручьи, запели
птицы и первые муравьи побежали по дорожкам!.. Тогда бы я вышел на поляну,
крикнул на весь лес, и Белка прибежала бы ко мне, а я бы ей сказал: "Здравствуй,
Белка? Вот и весна пришла? Как тебе зимовалось?" А Белка бы распушила свой
хвост, помахала им в разные стороны и ответила: "Здравствуй, Ежик! Здоров
ли ты? И мы бы побежали по всему лесу и осмотрели каждый пенек, каждую
елку, а потом стали бы протаптывать прошлогодние тропинки... "Ты протаптывай
по земле,- сказала бы Белка,- а я - поверху!" И запрыгала бы по деревьям...
Потом бы мы увидели Медвежонка.
"А, это ты!" - крикнул бы Медвежонок и стал бы помогать
мне протаптывать тропинки...
А потом мы позвали бы Ослика. Потому что без него
нельзя проложить большую дорожку.
Ослик бежал бы первым, за ним - Медвежонок а уж
за ними - я... "Цок-цок-цок - стучал бы Ослик копытцами, "топ-топ-топ -
топотал Медвежонок, а я бы за ними не поспевал и просто катился. "Ты портишь
дорожку! - крикнул бы Ослик.- Ты всю ее расковырял своими иголками!.."
- "Не беда! - улыбнулся бы Медвежонок. - Я побегу за Ежиком и буду утаптывать
землю".- "Нет, нет,- сказал Ослик,- пусть лучше Ежик разрыхляет огороды!"
И я бы стал кататься по земле и разрыхлять огороды, а Ослик с Медвежонком
- таскать воду... "Теперь разрыхлите мой!" - попросил бы Бурундучок. "И
мой!" - сказала бы Лесная Мышь... И я бы катался по всему лесу и всем приносил
пользу.
А теперь вот приходится сидеть у печки,- грустно
вздохнул Ежик,- и неизвестно еще, когда наступит весна..."



КАК ОСЛИК, ЕЖИК И МЕДВЕЖОНОК ВСТРЕЧАЛИ НОВЫЙ ГОД


Всю предновогоднюю неделю в полях бушевала вьюга.
В лесу снегу намело столько что ни Ежик, ни Ослик, ни Медвежонок всю неделю
не могли выйти из дому.
Перед Новым годом вьюга утихла, и друзья собрались
в доме у Ежика.
- Вот что,- сказал Медвежонок,- у нас нет елки.
- Нет,- согласился Ослик.
- Не вижу, чтобы она у нас была,- сказал Ежик. Он
любил выражаться замысловато в праздничные дни.
- Надо пойти поискать,- сказал Медвежонок.
- Где же мы ее сейчас найдем? - удивился Ослик.-
В лесу- то - темно...
- И сугробы какие!..- вздохнул Ежик.
- И все-таки надо идти за елкой,- сказал Медвежонок.
И все трое вышли из дома.
Вьюга утихла, но тучи еще не разогнало, и ни одной
звездочки не было видно на небе.
- И луны нет! - сказал Ослик.- Какая тут елка?!
- А на ощупь? - сказал Медвежонок. И пополз по сугробам.
Но и на ощупь он ничего не нашел. Попадались только
большие елки, но и они все равно бы не влезли в Ежикин домик, а маленькие
все с головой засыпало снегом.
Вернувшись к Ежику, Ослик с Медвежонком загрустили.
- Ну, какой это Новый год!..- вздыхал Медвежонок.
"Это если бы какой-нибудь осенний праздник, так
елка, может быть, и не обязательна,- думал Ослик.- А зимой без елки - нельзя".
Ежик тем временем вскипятил самовар и разливал чай
по блюдечкам. Медвежонку он поставил баночку с медом, а Ослику - тарелку
с лопушками.
О елке Ежик не думал, но его печалило, что вот уже
полмесяца, как сломались его часы-ходики, а часовщик Дятел обещался, да
не прилетел.
- Как мы узнаем, когда будет двенадцать часов? -
спросил он у Медвежонка.
- Мы почувствуем! - сказал Ослик.
- Это как же мы почувствуем? - удивился Медвежонок.
- Очень просто,- сказал Ослик.- В двенадцать часов нам будет уже ровно
три часа хотеться спать!
- Правильно! - обрадовался Ежик.
И, немного подумав, добавил: - А о елке вы не беспокойтесь.
В уголке мы поставим табуретку, я на нее встану, а вы на меня повесите
игрушки.
- Чем не елка? - закричал Медвежонок.
Так они и сделали.
В уголок поставили табуретку, на табуретку встал
Ежик и рас- пушил иголки.
- Игрушки - под кроватью,- сказал он.
Ослик с Медвежонком достали игрушки и повесили на
верхние лапы Ежику по большому засушенному одуванчику, а на каждую иголку
- по маленькой еловой шишечке.
- Не забудьте лампочки! - сказал Ежик.
И на грудь ему повесили три гриба-лисички, и они
весело засветились - такие они были рыжие.
- Ты не устала, Елка? - спросил Медвежонок, усаживаясь
и отхлебывая из блюдечка чай.
Ежик стоял на табуретке, как настоящая елка, и улыбался.
- Нет,- сказал Ежик.- А сколько сейчас времени?
Ослик дремал.
- Без пяти двенадцать! - сказал Медвежонок.- Как
Ослик заснет, будет ровно Новый год.
- Тогда налей мне и себе клюквенного сока,- сказал
Ежик-Елка.
- Ты хочешь клюквенного сока? - спросил Мадвежонок
у Ослика.
Ослик почти совсем спал.
- Теперь должны бить часы,- пробормотал он.
Ежик аккуратно, чтобы не испортить засушенный одуванчик,
взял в правую лапу чашечку с клюквенным соком а нижней, притоптывая, стал
отбивать часы.
- Вам! бам! бам!- приговаривал он.
- Уже три,- сказал Медвежонок.- Теперь давай ударю
я!
Он трижды стукнул лапой об пол и тоже сказал:
- Вам! бам! бам!.. Теперь твоя очередь, Ослик!
Ослик три раза стукнул об пол копытцем, но ничего
не сказал.
- Теперь снова я! - крикнул Ежик. И все, затаив
дыхание, выслушали последние: "Бам! бам! бам!"
- Ура! - крикнул Медвежонок, и Ослик уснул совсем.
Скоро заснул и Медвежонок.
Только Ежик стоял в уголке на табуретке и не знал,
что ему делать. И он стал петь песни и пел их до самого утра, чтобы не
уснуть и не сломать игрушки.



КАК ОСЛИК, ЕЖИК И МЕДВЕЖОНОК ПИСАЛИ ДРУГ ДРУГУ ПИСЬМА


На второй день после Нового года Ежик получил письмо.
Принесла его Белка, подсунула под дверь и убежала.

"Дорогой Ежик! - царапал Медвежонок на кусочке бересты.
- У меня за окошком падает снег. Снежинки садятся на завалинку и разговаривают.
Одна снежинка мне сказала, что видела тебя, но ты ей показался скучным.
Будто сидел ты на пеньке у ручья грустный- грустный и о чем-то думал. Я
тоже много думаю последнее время. А думаю я о том, что скоро весна, а у
нас с тобой нет лодки. Растает снег, кругом будет одна вода, и мы долгое
время не увидимся. Не о том ли и ты думал, дорогой Ежик, сидя на пеньке
у ручья?
Любящий тебя


М е д в е ж о н о к.

Я так и подумал, что об этом же".

Ежик прочитал письмо и задумался.

"Действительно,- думал Ежик,- скоро весна, а у нас
нет лодки " .
Он достал из шкафа кусочек бересты, отыскал под
кроватью вылинявшую иголку, придвинул поближе служивший ему лампой гриб-лисичку
и принялся за письмо.

- "Дорогой Ослик! - нацарапал Ежик и кончиком языка
потрогал кончик носа.- Я сижу дома, за окном падает снег, а скоро будет
весна. . . "
Тут Ежик немного подумал и стал царапать дальше:

"Весной много воды, а у нас нет лодки. Не об этом
ли ты сейчас думаешь, Ослик?
Твой друг


Е ж и к" .

Письмо он отдал Снегирю, и Снегирь, быстро долетев до
домика Ослика, бросил его в форточку.
Когда письмо шлепнулось на стол. Ослик обедал.
"Хм! - подумал Ослик, разглядывая кусочек бересты.-
А ведь это - письмо!"
И принялся читать. Дочтя до половины, он глянул
в окно и увидел, что у него за окошком тоже падает снег.
Потом он прочитал вторую половину и решил, что Ежик
прав.
"А ведь надо написать письмо",- подумал он.
Достал кусочек бересты и угольком нарисовал на нем
лодку, а внизу написал:
"Дорогой Медвежонок Я сижу за столом, а за окном
у меня падает снег. Весной этот снег растает, и будет очень много воды.
Если мы сей- час не построим лодку, весной мы не увидимся до самого лета.
Не об этом ли ты сейчас думаешь, Медвежонок?
Любящий тебя


О с л и к" .

Он отдал письмо Свиристелю и прилег после обеда отдохнуть.
Получив письмо. Медвежонок рассердился.
"Как - крикнул он.- Я только об этом и думаю. У
меня даже голова стала чуть-чуть больше!"
И на обороте Ослиной бересты он тщательно нацарапал:

"Дорогой Ослик Я самый первый подумал, что нам нужна
лодка".

"Нет,- пришел ответ.- Это Ежик подумал самый первый"
А Ежику Ослик написал:

"Ты самый первый подумал, что нам нужна лодка, а
Медвежонок говорит, что это он?"

"Я самый первый подумал,- решил Ежик, получив письмо
Ослика.- Ведь если бы я подумал не самый первый. Ослик бы мне об этом не
написал!" И он принялся выцарапывать письмо Медвежонку:

"Дорогой Медвежонок? - тихо нацарапал он и потрогал
кончиком языка кончик носа.- Я сижу дома а за окошком у меня падает снег...
"'
Тут он немного передохнул и принялся выцарапывать
дальше:
"Я получил твое письмо, но я уже да-авно думаю,
что нам нужна лодка.
И не об этом ли ты сейчас думаешь, Медвежонок?
Любящий тебя


Е ж и к .

Получив послание Ежика, Медвежонок так огорчился, что
заболел и прохворал всю зиму.
"Ведь это же я первый подумал? - шептал он, когда
ему становилось лучше. И щупал голову.
А весной снег растаял и в лесу было столько воды,
что Медвежонок, Ослик и Ежик не встречались до самого лета.




ЗИМНЯЯ СКАЗКА


С утра падал снег. Медвежонок сидел на опушке леса
на пеньке, задрав голову, и считал, и слизывал упавшие на нос снежинки.
Снежинки падали сладкие, пушистые и прежде, чем
опуститься совсем, привставали на цыпочки. Ах как это было весело!
"Седьмая",- прошептал Медвежонок и, полюбовавшись
всласть, облизал нос.
Но снежинки были заколдованные: они не таяли и продолжали
оставаться такими же пушистыми у Медвежонка в животе.
"Ах, здравствуйте, голубушка! - сказали шесть снежинок
своей подруге, когда она очутилась рядом с ними.- В лесу так же безветренно?
Медвежонок по-прежнему сидит на пеньке? Ах какой смешной Медвежонок!"
Медвежонок слышал, что кто-то в животе у него разговаривает,
но не обращал внимания.
А снег все падал и падал. Снежинки все чаще опускались
Медвежонку на нос, приседали и, улыбаясь, говорили: "Здравствуй, Медвежонок!"
"Очень приятно,- говорил Медвежонок.- Вы - шестьдесят
восьмая". И облизывался.
К вечеру он съел триста снежинок, и ему стало так
холодно, что он едва добрался до берлоги и сразу уснул. И ему приснилось,
что он - пушистая, мягкая снежинка... И что он опустился на нос какому-то
Медвежонку и сказал: "Здравствуй, Медвежонок?" - а в ответ услышал: "Очень
приятно, вы - триста двадцатая..." "Лам-па-ра-пам?" - заиграла музыка.
И Медвежонок закружился в сладком, волшебном танце, и триста снежинок закружились
вместе с ним. Они мелькали впереди, сзади, сбоку и, когда он уставал, подхватывали
его, и он кружился, кружился, кружился...
Всю зиму Медвежонок болел. Нос у него был сухой
и горячий, а в животе плясали снежинки. И только весной, когда по всему
лесу зазвенела капель и прилетели птицы, он открыл глаза и увидел на табуретке
Ежика. Ежик улыбался и шевелил иголками.
- Что ты здесь делаешь? - спросил Медвежонок.
- Жду, когда ты выздоровеешь,- ответил Ежик.
- Долго?
- Всю зиму. Я, как узнал, что ты объелся снегом
- сразу перетащил все свои припасы к тебе...
- И всю зиму ты сидел возле меня на табуретке?
- Да, я поил тебя еловым отваром и прикладывал к
животу сушеную травку...
- Не помню,- сказал Медвежонок.
- Еще бы! - вздохнул Ежик.- Ты всю зиму говорил,
что ты - снежинка. Я так боялся, что ты растаешь к весне...


* НЕОБЫКНОВЕННАЯ ВЕСНА *


- Если бы ко мне пришла Волчица
и сказала: Ежику хочешь, я тебя сделаю волчонком?" - я бы ей сказал: Нет!"
А ты?

- Я бы ей сказал: "Только попробуй!"

- А она бы сказала: "Соглашайся,
Медвежонок, мы с тобой вместе будем есть лошадей!"

- А я бы ей сказал: "А кто будет
Медвежонком?"

- А она бы сказала: "А Медвежонка
не будет. Будет коричневый волчонок Топотун".

- А кто будет Медвежонком?!

- Я же тебе говорю,- сказал
Ежик,- Медвежонка не будет: будет коричневый волчонок Топотун.

- Отойди! - рявкнул Медвежонок.

- Или я не знаю, что я с тобой
сделаю.

- Так это же не я - это же Волчица,-
сказал Ежик.

- Все равно! - сказал Медвежонок.

И заплакал.



НЕОБЫКНОВЕННАЯ ВЕСНА


Это была самая необыкновенная весна из всех, которые
помнил Ежик.
Распустились деревья, зазеленела травка, и тысячи
вымытых дождями птиц запели в лесу.
Все цвело.
Сначала цвели голубые подснежники. И пока они цвели.
Ежику казалось, будто вокруг его дома - море, и что стоит ему сойти с крыльца
- и он сразу утонет. И поэтому он целую неделю сидел на крыльце, пил чай
и пел песенки.
Потом зацвели одуванчики. Они раскачивались на своих
тоненьких ножках и были такие желтые, что, проснувшись однажды утром и
выбежав на крыльцо. Ежик подумал, что он очутился в желтой-прежелтой Африке.
"Не может быть! - подумал тогда Ежик. - Ведь если
бы это была Африка, я бы обязательно увидел Льва!"
И тут же юркнул в дом и захлопнул дверь, потому
что прямо против крыльца сидел настоящий Лев. У него была зеленая грива
и тоненький зеленый хвост.
- Что же это? - бормотал Ежик, разглядывая Льва
через замочную скважину.
А потом догадался, что это старый пень выпустил
зеленые побеги и расцвел за одну ночь.
- Все цветет! - выходя на крыльцо, запел Ежик.
И взял свою старую табуретку и поставил ее в чан
с водой.
А когда на следующее утро проснулся, увидел, что
его старая табуретка зацвела клейкими березовыми листочками.



ВЕСЕЛАЯ СКАЗКА


Однажды Ослик возвращался домой ночью. Светила луна,
и равнина была вся в туманен а звезды опустились так низко, что при каждом
шаге вздрагивали и звенели у него на ушах, как бубенчики.
Было так хорошо, что Ослик запел грустную песню.
- Передай кольцо,- тянул Ослик,- а-а-бручаль-ное...
А луна спустилась совсем низко, и звезды расстелились
прямо по траве и теперь звенели уже под копытцами.
"Ай, как хорошо - думал Ослик. - Вот я иду... Вот
луна светит... Неужели в такую ночь не спит Волк?
Волк, конечно, не спал. Он сидел на холме за осликовым
домом и думал: "Задерживается где-то мой серый брат Ослик..."
Когда луна, как клоун, выскочила на самую верхушку
неба, Ослик запел:

И когда я умру,

И когда я погибну,

Мои уши, как папоротники,

Прорастут из земли.


Он подходил к дому и теперь уже не сомневался, что Волк
не спит, что он где-то поблизости и что между ними сегодня произойдет разговор
.
- Ты устал? - спросил Волк.
- Да, немного.
- Ну, отдохни. Усталое ослиное мясо не так вкусно.
Ослик опустил голову, и звезды, как бубенчики, зазвенели
на кончиках его ушей.
"Бейте в луну, как в бубен,- думал про себя Ослик,-
крушите волков копытом, и тогда ваши уши, как папоротники, останутся на
земле ."
- Ты уже отдохнул? - спросил Волк.
- У меня что-то затекла нога - сказал Ослик.
- Надо растереть- сказал Волк.
- Затекшее ослиное мясо не так вкусно.
Он подошел к Ослику и стал растирать лапами его
заднюю ногу.
- Только не вздумай брыкаться - сказал Волк.- Не
в этот раз, так в следующий но я тебя все равно съем.
"Бейте в луну, как в бубен,- вспомнил Ослик.- Крушите
волков копытом!.." Но не ударил, нет, а просто засмеялся. И все звезды
на небе тихо рассмеялись вместе с ним.
- Ты чего смеешься? - спросил Волк.
- Мне щекотно,- сказал Ослик.
- Ну, потерпи немножко,- сказал Волк.- Как твоя
нога?
- Как деревянная!
- Сколько тебе лет?! - спросил Волк, продолжая работать
лапами.
- 365 250 дней.
Волк задумался.
- Это много или мало? - наконец спросил он.
- Это около миллиона,- сказал Ослик.
- И все ослы такие старые?
- В нашем перелеске - да!
Волк обошел Ослика и посмотрел ему в глаза.
- А в других перелесках?
- В других, думаю, помоложе,- сказал Ослик.
- На сколько?
- На 18 262 с половиной дня!
- Хм! - сказал Волк.И ушел по белой равнине, заметая,
как дворник, звезды хвостом.

И когда я умру-,


мурлыкал, ложась спать, Ослик, -

И когда я погибну,

Мои уши, как папоротники,

Прорастут из земли!



ЧЕРНЫЙ ОМУТ


Жил-был Заяц в лесу и всего боялся. Боялся Волка,
боялся Лису, боялся Филина. И даже куста осеннего, когда с него осыпались
листья,- боялся.
Пришел Заяц к Черному Омуту.
- Черный Омут,- говорит,- я в тебя брошусь и утону:
надоело мне всех бояться!
- Не делай этого, Заяц! Утонуть всегда успеешь.
А ты лучше иди и не бойся!
- Как это? - удивился Заяц.
- А так. Чего тебе бояться, если ты уже ко мне приходил,
утонуть решился? Иди - и не бойся!
Пошел Заяц по дороге, встретил Волка.
- Вот кого я сейчас съем! - обрадовался Волк.
А Заяц идет себе, посвистывает.
- Ты почему меня не боишься? Почему не бежишь? -
крикнул Волк.
- А что мне тебя бояться? - говорит Заяц.- Я у Черного
Омута был. Чего мне тебя, серого, бояться?
Удивился Волк, поджал хвост, задумался. Встретил
Заяц Лису.
- А-а-а!..- разулыбалась Лиса.- Парная зайчатинка
топает! Иди- ка сюда, ушастенький, я тебя съем.
Но Заяц прошел, даже головы не повернул.
- Я у Черного Омута,- говорит,- был, серого Волка
не испугался,- уж не тебя ли мне, рыжая, бояться?..
Свечерело.
Сидит Заяц на деньке посреди поляны; пришел к нему
пешком важный Филин в меховых сапожках.
- Сидишь? - спросил Филин.
- Сижу!- сказал Заяц.
- Не боишься сидеть?
- Боялся бы - не сидел.
- А что такой важный стал? Или охрабрел к ночи-то?
- Я у Черного Омута был серого Волка не побоялся,
мимо Лисы прошел - не заметил, а про тебя, старая птица, и думать не хочу.
- Ты уходи из нашего леса, Заяц,- подумав, сказал
Филин. - Глядя на тебя, все зайцы такими станут.
- Не станут,- сказал Заяц,- все-то...
Пришла осень. Листья сыплются...
Сидит Заяц под кустом, дрожит, сам думает:
"Волка серого не боюсь. Лисы красной - ни капельки.
Филина мохноногого - и подавно, а вот когда листья шуршат и осыпаются -
страшно мне... "
Пришел к Черном Омуту, спросил:
- Почему, когда листья сыплются, страшно мне?
- Это не листья сыплются - это время шуршит,- сказал
Черный Омут,- а мы - слушаем. Всем страшно.
Тут снег выпал. Заяц по снегу бегает, никого не
боится.



КАК ОСЛИК С МЕДВЕЖЕНКОМ ПОБЕДИЛИ ВОЛКА


Когда Ослик с Медвежонком пришли на войну, они стали
думать, кто из них будет главным?
- Ты,- сказал Ослик.
- Нет,- сказал Медвежонок.- Ты!
- Почему я? - удивился Ослик.- У тебя клыки, ты
будешь грызть врага. . .
- И у тебя уши: ты услышишь, когда он придет.
- Кто?
- Волк.
- Но ведь тогда надо будет бежать,- сказал Ослик.
- Что ты! Как раз тогда начнется война, и мы пойдем
в атаку.
- Куда?
- В атаку. "Ура!" "Вперед!" В атаку.
- А-а-а...- сказал Ослик и присел на пенек. У него
очень болели уши, связанные под подбородком.
- А почему вперед? - подумав, спросил он.- Разве
нельзя сбоку?
- Сбоку - лучше, но вперед - вернее!
- И когда ты на него налетишь, ты его укусишь, а
я его ударю ногой.
- Правильно,- сказал Медвежонок, удобнее устраиваясь
на травке.
- А он укусит тебя- продолжал Ослик,- а я его снова
ударю ногой. . .
- Нет. Укусит он тебя. А я его убью.
- Но если он меня укусит, он тоже меня убьет.
- Пустяки! Я его убью раньше, чем ты умрешь.
- Но я не хочу умирать! - сказал Ослик.
- Волк тоже не хочет,- сказал Медвежонок и сел.
- Ты думаешь? - Ну конечно! Давай спать.
Они уснули на лесной опушке, а в это время Волк
думал так: "Если они налетят на меня спереди - я укушу Медвежонка, а Ослика
лягну ногой; если же сбоку, то наоборот: Ослика я укушу, а Медвежонка ляг-
ну. А лучше бы укусить их обоих сразу?"
Он уснул под елкой в десяти шагах от лесной опушки...
Когда взошла луна. Ослик проснулся и разбудил Медвежонка.
- Волк спит под елкой,- сказал он.
- Откуда ты знаешь?
- Я слышу.
- А о чем он думает?
- Ни о чем, он спит.
- А-а-а...- сказал Медвежонок.- Тогда нападем на
него сзади.
В это время Волк проснулся и подумал: "Вот я сплю,
а на меня могут напасть сзади".
И повернулся к елке хвостом.
- Спит? - спросил Медвежонок.
Ослик кивнул, и они стали крадучись подходить к
Волку.
"Медвежонок укусит его, а я стукну по голове,- твердил
Ослик. - Медвежонок укусит, а я стукну".
- Я укушу,- шепнул Медвежонок,- а ты стукнешь!
- Угу!
И они бок о бок подошли к Волку.
- Давай! - шепнул Ослик.
- Ты первый, ты должен его оглушить.
- Зачем? Он и так спит.
- Но он проснется, когда я его укушу.
- Вот тогда я его и стукну.
- Нет,- сказал Медвежонок.- Ты главный - ты должен
первый.
Ослик осторожно стукнул Волка по голове. Волк заворочался
и повернулся на другой бок.
- Ну вот и убили,- сказал Ослик.
- Действительно...
- А зачем?..
- Если б не мы его, так он бы нас!
- Ты думаешь?
- Ну конечное - сказал Медвежонок, - он бы непременно
нас съел.
- А если б не съел?
- А что бы он с тобой делал?
- Не знаю- сказал Ослик.
Они возвращались с войны в предрассветных сумерках
когда большая лесная роса лизала им ноги.
"А Волк лежит под елкой- думал Ослик,- совсем убитый".
- Зачем? - сказал он.- Лучше бы сидеть дома.
- Ты же на войне,- сказал Медвежонок...




СТАРИННАЯ ФРАНЦУЗКАЯ ПЕСЕНКА


Лесная полянам как парным молоком, была до краев
залита лунным светом. Возле луны, как гнилушки возле старого пня, шевелились
звезды.
Заяц сидел посреди поляны и был совсем голубой.
Заяц играл на свирели старинную французскую песенку.
"Ля-ля! Ля-ля!" - мурлыкала свирель. И старый облезлый
Филин улыбался.
Филину было сто лет, а может, больше, но теперь
он вспоминал разные страны и улыбался.
"Как это было давно,- думал Филин.- Так же светила
луна, так же сидел посреди поляны Заяц, так же осыпались звезды и играла
свирель. Потом поднялся туман. Заяц исчез, а свирель играла..."
"Играй, играй, свирель! - думал Филин.- Я бы съел
твоего Зайца, но у меня осыпались перья... И потом - все равно придет другой
Заяц, сядет посреди поляны и заиграет на скрипке".
Так думал Филин, живший в молодости во Франции,
убивший пол- торы тысячи зайцев и составивший лучшую в мире коллекцию заячьих
свирелей, скрипок и барабанов.
"И кто их тянет за уши? - снова подумал о зайцах
Филин.- Кто их вытягивает на открытые лунные поляны, кто их заставляет
ночи не спать - репетировать, чтобы потом пять минут играть среди лесной
тишины? . . "
"Ля-ля! Лю-лю!" - пела свирель. И Заяц поголубел
до того, что у него стали прозрачными уши. Ему было так хорошо, что он
весь хотел стать прозрачным, как лунный свет; чтобы его совсем не было;
чтобы была одна луна, играющая на свирели.
"Однако,- думал Филин,- этого Зайца не скоро съедят.
Я его почти не вижу. Знать, много он репетировала коль может так уйти в
свирель, что из нее торчат одни его уши. Знать..."
Филин прикрыл глаза, а когда через мгновение открыл
их. Зайца уже не было.
Тысячи лунных зайцев скакали но поляне и у каждого
из них в прозрачной лапе была свирель, скрипка или барабан из коллекции
Филина.
"Ля-ля! Ля-ля!"
" Пи-пи-пи-пи !"
"Бам-бам!" - пели свирели и скрипки и бил барабан.
И каждый прозрачный Заяц на своем прозрачном инструменте
играл старому Филину старинную французскую песенку.



КАК ОСЛИК ШИЛ ШУБУ


Когда подошла зима. Ослик решил сшить себе шубу.
"Это будет чудесная шуба,- думал он,- теплая и пушистая.
Она должна быть легкой, но обязательно с четырьмя карманами: в карманах
я буду греть копыта. Воротник должен быть широкий, как шаль: я буду заправлять
за него уши. Когда у меня будет шуба, я войду в лес, и никто меня не узнает.
"Кто это, - крикнет Ворона, - такой лохматый?"" - "Это Изюбрь!" - скажет
Белка. "Это ПТИ-ПТИ-АУРАНГ!" - скажет Филин. "Это мой друг Ослик!"" - крикнет
Медвежонок, и засмеется, и весь покувыркается в снегу, и тоже станет непохожим;
а я его назову УУР-РУ-ОНГОМ, и все не поверят, кроме нас с ним...
Хорошо бы сшить шубу не из меха, а из ничего. Чтобы
она была ничья: ни бобровая, ни соболья, ни беличья - просто шуба. И тогда
я буду греться в ничьей шубе, и никто не будет ходить голым. А Волк скажет:
"У кого ничья шуба - тот ничей"". И никто не будет говорить, что я Ослик:
я буду - НИКТО В НИЧЬЕЙ ШУБЕ. Тогда ко мне при- дет Лис и скажет: "Послушай,
НИКТО В НИЧЬЕЙ ШУБЕ, а ты кто?" - "Никто""- "А в чьей ты шубе?" - "В ничьей".-
"Тогда ты - НИКТО В НИЧЬЕЙ ШУБЕ",- скажет Лис. А я посмеюсь, потому что
я-то буду знать, что я Ослик.
А когда придет весна, я пойду на Север. А когда
и на Север придет весна, я пойду на Северный полюс - там-то никогда не
бывает весны...
Надо сшить шубу из облаков. А звездочки взять вместо
пуговиц. А там, где темно между облаками, будут карманы. И когда я туда
буду класть копыта, я буду лететь, а в теплую погоду ходить по земле.
Хорошо бы такую шубу сшить прямо сейчас же, вот
прямо сейчас. Влезть на сосну и положить копыта в карманы. И полететь...
А потом, может быть, пойти по земле... Вот прямо на эту сосну".
И Ослик полез на старую сосну, и влез на самую верхушку,
и сложил копыта в карманы, и полетел...
И сразу стал - НИКТО В НИЧЬЕЙ ШУБЕ.



ПРАВДА МЫ БУДЕМ ВСЕГДА?


"Неужели все так быстро кончается? - подумал Ослик.-
Неужели кончится лето умрет Медвежонок и наступит зима? Почему это не может
быть вечно: я, лето и Медвежонок?
Лето умрет раньше всех, лето уже умирает. Лето во
что-то верит. поэтому умирает так смело. Лету нисколько себя не жаль -
оно что-то знает. Оно знает что оно будет снова! Оно умрет совсем ненадолго,
а по- том снова родится. И снова умрет... Оно привыкло. Хорошо, если бы
я привык умирать и рождаться. Как это грустно и как весело!.."
Медвежонок зашуршал опавшей листвой.
- О чем ты думаешь? - спросил он.
- Я?.. Лежи, лежи,- сказал Ослик.
Теперь он стал вспоминать, как они встретились,
как под проливным дождем пробежали весь лес, как сели отдохнуть и как Медвежонок
тогда сказал:
- Правда, мы будем всегда?
- Правда.
- Правда, мы никогда не расстанемся?
- Конечно.
- Правда, никогда не будет так, чтобы нам надо было
расставаться?
- Так не может быть!
А теперь Медвежонок лежал на опавших листьях с перевязанной
головой, и кровь выступила на повязке.
"Как же это так? - думал Ослик.- Как же это так,
что какой-то дуб разбил Медвежонку голову? Как же это так, что он упал
именно тог- да, когда мы проходили под ним?.."
Прилетел Аист.
- Лучше?..- спросил он.
Ослик покачал головой.
- Как грустно! - вздохнул Аист и погладил Медвежонка
крылом.
Ослик снова задумался. Теперь он думал о том как
похоронить Медвежонка, чтобы он вернулся, как лето. "Я похороню его на
высокой- высокой горе,- решил он,- так, чтобы вокруг было много солнца,
а внизу текла речка. Я буду поливать его свежей водой и каждый день разрыхлять
землю. И тогда он вырастет. А если я умру, он будет делать то же самое,-
и мы не умрем никогда..."
- Послушай,- сказал он Медвежонку,- ты не бойся.
Ты весной вырастешь снова.
- Как деревце?
- Да. Я тебя буду каждый день поливать. И разрыхлять
землю.
- А ты не забудешь?
- Что ты!
- Не забудь,- попросил Медвежонок.
Он лежал с закрытыми глазами, и если бы чуть-чуть
не вздрагивали ноздри, можно было бы подумать, что он совсем умер.
Теперь Ослик не боялся. Он знал: похоронить - это
значит посадить, как деревце.


- С тобой и поразговаривать нельзя,- сказал Ежик.

Медвежонок молчал.

- Что ж ты молчишь?

Медвежонок не ответил.

Он сидел на крылечке и горько плакал.

- Глупый ты: мы же с тобой б е с е д у е м,- сказал
Ежик.

- А кто будет Медвежонком? - всхлипывая, спросил
Медвежонок.
Aрина Ореонова 18:05:08
Запись только для меня.
Aрина Ореонова 17:57:45
Запись только для меня.
Сергей Козлов "Правда, мы будем всегда?" Aрина Ореонова 17:52:13
:-)­


- Ты когда-нибудь слушал тишину, Ежик?

- Слушал.

- И что?

- А ничего. Тихо.

- А я люблю, когда в тишине что-нибудь шевелится.

- Приведи пример,- попросил Ежик.

- Ну, например, гром,- сказал Медвежонок.


Ни горе стоял дом - с трубой и с крыльцом, с печной
для коти, с шестком для петуха, с хлевом для коровы, с конурой для собаки
и с новыми тесовыми воротами.
Вечером из трубы пошел дым, на крыльцо вышла бабка,
на печки влез кот, на шесток взгромоздился петух, в хлеву захрустела сеном
корова, у конуры уселась собака - и все стали ждать ночи.
А когда наступила ночь, из-под лопуха вылез маленький
лягушонок. Он увидел синий колокольчик, сорвал его и побежал по двору.
И над двором повис голубой звон.
- Кто это звонит? - спросила бабка. - Это ты, кот?
Это ты, петух? Это ты, корова?..
А лягушонок бегал и бегал, и голубой звон поднимался
все выше и выше, и скоро он повис не только над двором, но и над всей деревней.
- Кто это, кто это так звонит? - спрашивали люди.
И повыбегали на улицу, и стали смотреть в звездное небо и слушать голубой
звон.
- Это звенят звезды, - сказал мальчик.
- Нет, это ветер, - сказала девочка.
- Это просто звенит тишина, - сказал глухой дед.
А лягушонок бегал без устали, и голубой звон поднялся
уже так высоко, что его слушала вся земля.
- Зачем ты звенишь? - спросил у лягушонка кузнечик.
- Это не я звеню, - ответил лягушонок. - Это синий колокольчик звенит.
- А зачем ты звонишь? - не унимался кузнечик.
- Как зачем? - удивился лягушонок. - Не всем же
спать на печи и жевать сено. Кто-то ведь должен звонить в колокольчик...

-------------------­--------------------­--------------------­----

* ЧИСТЫЕ ПТИЦЫ *




- А вот и ты! - сказал Медвежонок, однажды проснувшись
и увидев на своем крыльце Ежика.

-Я.

- Где же ты был?

- Меня очень долго не было, - сказал Ежик.

- Когда пропадаешь, надо заранее предупреждать
своих друзей.





ДОБРЫЙ СЛОН




В феврале стояли такие морозы, что Ежик целыми днями
топил печь и все равно по утрам не мог вылезти из постели - так было в
доме холодно.
"Что же это за наказание? - бормотал Ежик, всовывая
лапы в валенки и слезая с постели. - Еще неделю постоят такие морозы -
и у меня ни одной дровишки не останется!"
И он зашаркал к печке, отодвинул заслонку и развел
огонь.
Огонь весело загудел, и Ежик стал обдумывать свое
бедственное положение.
"В лесу теперь снегу - видимо-невидимо! - думал
он.- И все тоненькие елочки занесло. А толстую одному не спилить... -Хорошо,
кабы Медвежонок наведался: у него и топор острый, и пила есть, и специальные
саночки, чтобы дрова возить... Вот пришли бы они с Осликом и сказали: "Ежик,
у тебя, наверное, дрова кончились? Пойдем напилим и наколем новых!" А я
бы их напоил чаем, и мы бы все трое пошли в лес, и тогда бы я ни за что
не замерз. А теперь... Медвежонок, наверное, крепко спит и совсем забыл
обо мне..."
И Ежику стало так грустно, что он подкинул еще две
дровишки и, уже ни о чем не думая, стал смотреть на пламя.
Печь разгорелась, и теперь в доме было тепло, и
Ежику уже не верилось, что дровишки могут кончиться и он замерзнет. И он,
незаметно для себя размечтался...
"Вот, - мечтал Ежик, - кончатся у меня дровишки,
и совсем станет холодно, и начну я замерзать... И об этом узнает Слон в
зоопарке. Он притворится спящим, а когда сторожа уснут, прибежит в лес,
найдет мой домик, всунет хобот в трубу и станет тепло дышать. А я скажу:
"Спасибо, Слон. Мне очень тепло. Пойди теперь погрей Медвежонка - у него,
наверное, тоже кончились дрова...И Слон будет каждую ночь убегать из зоопарка
и дышать в трубу мне. Медвежонку и Ослику - и мы не замерзнем?.."
А морозы все лютели и лютели. И действительно, скоро
у Ежика совсем кончились дровишки. Он в последний раз хорошо протопил печь,
сложил на постель все одеяла, а сверху положил полушубок и валенки. Потом
залез под эту гору и стал ждать.
Сначала ему было жарко, а потом, когда печь остыла,
стало холодно. И с каждым часом становилось все холоднее.
"С-с-скорее бы п-п-пришел С-с-слон!.. - шептал Ежик,
свернувшись калачиком под одеялами. Он так замерз, что у него давно уже
не попадал зуб на зуб. А Слон все не приходил... - С-с-слон! - звал Ежик.
- Я з-з-замерзаю... П-п-приди, п-п-по- жалуйста, Слон!
Ежик звал Слона три дня и две ночи.
А на третью ночь ему стало так тепло, что он даже
сбросил с себя полушубок и валенки.
Это в лес пришла оттепель. А Ежику казалось, что
это огромный добрый Слон ходит меж сосен и дышит ему в трубу.



ЛЕСНАЯ ОТТЕПЕЛЬ



Ах, какая это была мягкая, теплая оттепель!.. Кружились
снежинки, и в лесу пахло весной. Ежик сидел на крылечке своего домика,
нюхал воздух и улыбался.
"Не может быть, - думал он, - что еще вчера в лесу
трещали деревья и сердитый Дед-Мороз скрипел под окнами своими большими
валенками, а сегодня его совсем нет! Где же он?"
И Ежик стал прикидывать, куда мог спрятаться Дед-Мороз.
"Если он влез на сосну, - рассуждал Ежик, - то где-то
под сосной стоят его большие валенки. Ведь даже Медвежонок не может влезть
в валенках на сосну!
Если он залез под лед, - продолжал размышлять Ежик,
- то где-то на реке обязательно должна быть дырка, и из нее должен идти
пар. Потому что Дед-Мороз сидит в валенках на дне и дышит.
А если он совсем ушел из леса, я обязательно увижу
его следы ! "
И Ежик надел лыжи и побежал между деревьями. Но
ни под одним деревом не было валенок, на реке он не увидел ни одной дырки
и нигде не нашел никаких следов.
- Дед-Мороз! - крикнул Ежик. - Отзови-и-ись!..
Но было тихо. Только снежинки кружились вокруг,
и где-то далеко- далеко стучал Дятел.
Ежик остановился, прикрыл глаза и представил себе
красивого Дятла с красными перышками и длинным носом. Дятел сидел на верхушке
сосны и время от времени откидывал голову назад, прищуривался и, будто
рассердившись, стукал носом: "тук!" Брызгала сосновая кора и, мягко шурша,
осыпалась в снег...
"Наверное, Дятел знает, где Дед-Мороз, - подумал
Ежик. - Он сидит высоко, и ему все видно".
И он побежал к Дятлу.
- Дятел! - еще издали закричал Ежик. - Ты не видел
Деда-Мороза ?
- Тук-тук! - сказал Дятел. - Он ушел!
- А где его следы?
Дятел свесил к Ежику нос, прищурившись, посмотрел
на него и сказал:
- А он ушел без следов!
- Как же? - удивился Ежик.
- А очень просто! Приплыло облако и опустилось низко-низко.
Дед-Мороз забросил сначала на него валенки, потом влез сам и уплыл...
- Куда? - спросил Ежик.
- На Кудыкину гору. Тук-тук!- сказал Дятел.
И Ежик, успокоенный, пошел домой и по дороге представил
себе заснеженную Кудыкину гору, по которой ходит, наверное сейчас Дед-Мороз
и скрипит своими большими валенками.

ЧИСТЫЕ ПТИЦЫ




Больше всего Ежик любил эти первые по-настоящему
весенние дни! Уже ни одного островка снега не осталось в лесу, в небе по
ночам громыхал гром, и, хотя молнии не было видно, до самого утра шумел
настоящий проливной дождь.
"Лес умывается! - думал Ежик. - Умываются елки,
пеньки и опушки. А птицы летят теперь с юга, и им тоже моет дождь перышки!"
И по утрам он выходил на крыльцо и ждал чистых,
вымытых птиц.
- Еще не прилетели! - говорила Белка.
- Кар-р-р! Им тр-р-рудно в пути! - картавила Ворона.
А Ежик нюхал воздух и говорил:
- Все равно пахнет чистыми птицами!
И Дятел тогда принимался на самой верхушке сосны
чистить себе перышки.
"Я тоже должен быть чистым! - думал он. - А то они
прилетят и скажут: что же ты такой пыльный, Дятел?"

Заяц сидел под кустом и мыл себе уши.
- Возьми еловую шишку! - крикнул Ежик. - Еловой
шишкой лучше отмывается!
- А чем вы посоветуете почистить мне рога? - спросил,
выйдя на опушку перед Ежикиным домиком, Лось.
- Песком, - сказал Ежик. - Нет лучше, чем чистить
рога песком. И Лось пошел к берегу реки, лег у самой воды и попросил Лиса,
который вылавливал на быстрине блох, почистить ему рога.
- А то неудобно,- пробормотал Лось,- прилетят птицы,
а у меня - рога грязные...
- Сейчас! - сказал Лис.
Он был хитрый и знал, как надо чиститься. Он сидел
по самую шею в ледяной воде и держал в поднятой лапе пучок прошлогодней
травы. Блохи замерзли в воде и теперь сползались по лапе к этому пучку.
А когда сползлись все. Лис бросил прошлогоднюю траву в воду, и ее унесло
течением.
- Вот и все? - сказал Лис, вылезая на берег. - Где
ваши рога? Лось склонил рога, и Лис принялся начищать их песком.
- Чтобы блестели? - спросил он.
- Нет, - сказал Ежик. - Блестящие рога - некрасиво.
Они должны быть... туманные?
- То есть чтобы не блестели? - уточнил Лис.
- Чтобы не блестели, - сказал Ежик.
И Лось даже отфыркивался, - так ему было хорошо
и приятно.
А Дятел уже совсем вычистил перышки и был теперь
чистый и молодой .
Заяц отмыл уши и мыл хвостик.
А Ежик уже давно протер тряпочкой каждую иголку
и был такой чистый, что даже самая чистая птица не смогла бы ему сказать,
что она чище его!


ВЕСЕННЯЯ СКАЗКА


Никогда раньше с Ежиком не случалось такого. Никогда
раньше ему не хотелось петь и веселиться без причины. А вот теперь, когда
наступил месяц май, он целыми днями пел и веселился, и если кто-нибудь
у него спрашивал, отчего он поет и веселится. Ежик только улыбался и начинал
петь еще громче.
- Это потому, что весна пришла, - говорил Медвежонок.
- Поэтому Ежик и веселится!
А Ежик достал из чулана скрипку, позвал двух зайцев
и сказал им:
- Пойдите, возьмите свои прошлогодние барабаны и
возвращайтесь ко мне!
И, когда зайцы пришли с барабанами через плечо.
Ежик велел им идти позади, а сам пошел первым, наигрывая на скрипке.
- Куда это он идет? - спросил Первый Заяц.
- Не знаю, - ответил Второй.
- Нам бить в барабаны? - спросил он у Ежика.
- Нет, пока не надо, - сказал Ежик. - Разве вы не
видите: я играю на скрипке!..
И так они прошли весь лес.
У опушки перед высокой сосной Ежик остановился,
задрал мордочку и, не сводя глаз с Белкиного дупла, стал играть самую нежную
мелодию, какую только знал. Она называлась: "Грустный Комарик.
"Пи-пи-пи-пи-и!.. - пела скрипка. И Ежик даже прикрыл
глаза - так ему было хорошо и печально.
- Зачем мы здесь остановились? - спросил Первый
Заяц. - Разве вы не понимаете? - удивился Ежик. - Здесь живет Рыжее Солнышко!
- А в барабаны нам бить?
- Подождите - проворчал Ежик. - Я скажу когда...
И снова прикрыл глаза и заиграл "Грустного Комарика".
Белка сидела в дупле и знала, что это Ежик стоит
под сосной, играет "Грустного Комарика" и называет ее Рыжим Солнышком...
Но ей хотелось 'подольше послушать скрипку, и поэтому она не выглядывала
из дупла.
А Ежик играл целый день до вечера и, когда уставал,
кивал головой зайцам - и они потихонечку барабанили, чтобы Белка знала,
что Ежик все еще стоит внизу и ждет, когда она выглянет.

КАК ЕЖИК ХОДИЛ ВСТРЕЧАТЬ РАССВЕТ




Весенними вечерами все в лесу танцуют: Заяц - с Белкой,
Дятел - с Синицей, Медвежонок - с Осликом, и даже старый Волк ходит вокруг
старого пня и нет-нет - присядет под музыку...
"Кря! Кря!" - кричат утки с реки.
"Ква! Ква!"" - вторят им лягушки.
"Уф-ф!.." - вздыхает Филин. Он так не любит светлых
весенних вечеров...
"Вот все веселятся, - думает Ежик, гуляя по тропинке
между двух елочек. - Все пляшут и поют. А потом устанут и лягут спать.
А я не лягу спать! Я буду гулять до самого утра, а когда ночь станет кончаться,
пойду на горку и встречу рассвет..."
И луна уже блестит на небе, и звезды садятся вокруг
нее кружком,
и засыпает Заяц,
прячется в дупле Белка,
уходит к себе домой Медвежонок,
бежит мимо Ежика Ослик,
Волк зевает во всю свою волчью пасть, да так и засыпает
с разину- той пастью,
а Ежик все ходит по тропинке от елочки к елочке,
между двух сосен, и ждет рассвета.
"Пойду-ка я на горку!"" - говорит он сам себе. И
по дороге придумывает, какой он может быть - весенний рассвет.
"Зеленый, - думает Ежик. - Все весной - зеленое!"
А на горке дует свежий ветерок, и Ежику холодно.
Но он все равно ходит взад и вперед по самой верхушке и ждет рассвета.
- Ну же! - бормочет Ежик. - Где же ты? Мне уже холодно!..
А рассвета все нет.
"Где это он задерживается? - думает ежик. - Он наверно,
проспал!"
И сам ложится на землю, свертывается клубочком и
тоже решает немного поспать, а потом сразу проснуться, когда придет рассвет.
И засыпает...
А рассвет приходит синий-синий, в белых клочьях
тумана. Он дует на Ежика, и Ежик шевелит иголками.
- Спит... - шепчет рассвет.
И начинает улыбаться. И чем шире он улыбается, тем
светлее становится вокруг.
И когда Ежик открывает глаза, он видит солнышко.
Оно плывет по уши в тумане и кивает ему головой.

-------------------­--------------------­--------------------­----

* В СЛАДКОМ МОРКОВНОМ ЛЕСУ *




После долгой разлуки они сели
на крыльце и, по обыкновению, заговорили.

- Как хорошо, что ты нашелся,
- сказал Медвежонок.

- Я пришел.

- Ты представляешь, если бы
тебя совсем не было?

- Вот я и пришел.

- Где же ты был?

- А меня не было, - сказал Ежик.




ЗАЯЦ И МЕДВЕЖОНОК


Летом Медвежонок подружился с Зайцем. Раньше они
тоже были знакомы, но летом друг без друга просто жить не могли...
Вот и сегодня Заяц чуть свет пришел к Медвежонку
и сказал:
- Послушай, Медвежонок, пока я к тебе шел, расцвели
все ромашки !
- А пока я тебя ждал, - сказал Медвежонок, - отцвели
одуванчики. . .
- А когда я только проснулся и подумал, что пойду
к тебе, - сказал Заяц, - поспела земляника!
- А я ждал тебя еще раньше, - сказал Медвежонок.
-Когда я проснулся, она только зацветала.
- А когда я засыпал, - сказал Заяц, - я подумал,
что хорошо бы утром пойти в гости к Медвежонку... И думал об этом так долго,
что, пока я думал, выпала роса...
- А я вечером, - сказал Медвежонок, - набрал ее
полный ковшик и пил за твое здоровье!
- Я тебя очень люблю! - сказал Заяц.
- А я без тебя... жить не могу, - сказал Медвежонок.
И они, обнявшись, пошли в лес - собирать ромашки
и землянику.



ДРУЖБА


Однажды утром Медвежонок проснулся и подумал:
"В лесу много зайцев а мой друг Заяц - один. Надо
его как-нибудь назвать! "
И стал придумывать своему другу имя.
"Если я назову его ХВОСТИК, - думал Медвежонок,
- то это будет не по правилам, потому что у меня тоже есть хвостик... Если
я на- зову его УСАТИК, это тоже будет нехорошо - потому что и у других
зайцев есть усы... Надо назвать его так, чтобы все-все сразу знали, что
это - мой друг,".
И Медвежонок придумал.
- Я назову его ЗАЯЦДРУГМЕДВЕЖОНКА?­ - прошептал он.
- И тогда всем-всем будет понятно.
И он соскочил с постели и заплясал.
- ЗАЯЦДРУГМЕДВЕЖОНКА!­ ЗАЯЦДРУГМЕДВЕЖОНКА!­ - пел
Медвежонок. - Ни у кого нет такого длинного и красивого имени!..
И тут появился Заяц.
Он переступил порог, подошел к Медвежонку, погладил
его лапой и тихо сказал:
- Как тебе спалось, МЕДВЕЖОНОККОТОРЫЙДР­УЖИТСЗАЙЦЕМ?
- Что?.. - переспросил Медвежонок.
- Это теперь твое новое имя! - сказал Заяц. - Я
всю ночь думал: как бы тебя назвать? И наконец, придумал: МЕДВЕЖОНОККОТОРЫЙДР­УЖИТСЗАЙЦЕМ!



У РУЧЬЯ


Заяц сидел на берегу ручья и смотрел в воду. Из воды
на него смотрел Другой Заяц, и когда Заяц шевелил ушами и кивал головой,
Другой Заяц тоже кивал головой и шевелил ушами.
Подошел Медвежонок.
- Что ты делаешь, Заяц? - спросил он.
- Разве ты не видишь? - удивился Заяц. - Шевелю
ушами и киваю головой?
- А зачем?
- Как?! - снова удивился Заяц. - Там, в воде, сидит
Другой Заяц. Видишь, он кивает головой и шевелит ушами!
-А Другого Медвежонка там нет? - спросил Медвежонок.
Заяц склонился к самой воде и спросил у Другого
Зайца:
- Послушай, там нет Другого Медвежонка?
Другой Заяц посмотрел налево, направо, пошевелил
ушами и помотал головой.
- Нет! - сказал Заяц. - Другого Медвежонка там нет.
Хочешь, посмотри сам.
И Медвежонок подошел к ручью.
Но только он склонился над водой, как увидел Другого
Медвежонка.
- Вот он! - крикнул Медвежонок и пошевелил ушами.
И Другой Медвежонок тоже пошевелил ушами.
И тогда Заяц с Медвежонком уселись рядышком и до
самого вечера шевелили ушами и кивали головой, пока не стемнело и Другой
Заяц с Другим Медвежонком не встали, не помахали им лапами и не ушли спать...



ТАКОЕ ДЕРЕВО


Раньше всех в лесу просыпались птицы. Они пели, раскачиваясь
на ветках, а Медвежонку казалось, будто сами деревья машут ветвями и поют.
- Я тоже буду деревом! - сказал сам себе Медвежонок.
И вышел однажды на рассвете на полянку и стал махать
четырьмя лапами и петь.
- Что это ты делаешь, Медвежонок? - спросила у него
Волка.
- А ты разве не видишь? - обиделся Мадвежонок. -
Раскачиваю ветвями и пою...
- Ты разве дерево? - удивилась Белка.
- Конечно! А что же еще?! - А почему ты бегаешь
по всей поляне? Разве ты когда-нибудь видел, чтобы деревья бегали?
- Это смотря какое дерево... - сказал Медвежонок,
разглядывая свои мохнатые лапы. - А дерево с такими лапами, как у меня,
вполне может бегать.
- А кувыркаться такое дерево тоже может?
- И кувыркаться! - сказал Медвежонок.
И перекувырнулся через голову.
- И потом, если ты не веришь, ты можешь побегать
но мне, Белка, и увидишь, какое я хорошее дерево!
- А где твои птицы? - спросила Белка.
- Это какие еще птицы?..
- Ну, на каждом дереве живут свои птицы!..
Медвежонок перестал махать лапами и задумался:
"Птицы!.. А где же я возьму птиц?"
- Белка, - сказал он - найди для меня, пожалуйста,
немного птиц.
- Это какая же птица согласится жить на Медвежонке?
- спросила Белка.
- А ты не говори им, что я - Медвежонок. Скажи им,
что я - такое дерево...
- Попробую, - пообещала Белка.
И обратилась к Зяблику.
- Зяблик! - сказала она. - У меня есть одно знакомое
дерево... Оно умеет бегать и кувыркаться через голову. Не согласитесь ли
вы немного пожить на нем?
- С удовольствием - сказал Зяблик. - Я еще никогда
не жил на таком дереве.
- Медвежонок - позвала Белка. - Иди сюда и перестань
махать лапами. Вот Зяблик согласен немного пожить на тебе!
Медвежонок подбежал к краю поляны, зажмурился, а
Зяблик сел ему на плечо.
"Теперь я настоящее дерево" - подумал Медвежонок
и перекувырнулся через голову.
- У-лю-лю-лю-лю!.. - зацеп Зяблик.
- У-лю-лю-лю-лю!.. - запел Медвежонок и замахал
лапами.



В СЛАДКОМ МОРКОВНОМ ЛЕСУ


Заяц больше всего любил морковку.
Он сказал: - Я бы хотел, чтобы в лесу вместо елок
росли морковки.
Белка больше всего любила орехи.
Она сказала: - Я бы хотела, Заяц, чтобы вместо шишек
на твоих морковках росли орехи.
Медвежонок больше всего любил мед.
Он сказал: - Я бы хотел, чтобы осенью шли медленные
медовые дожди.
Ежик больше всего любил сушеные грибы.
Он сказал: - Пусть твои дожди, Медвежонок, начнутся
после того, как я наберу грибов.
И так все и вышло.
Вместо елок за одну ночь выросли морковки.
Заяц спилил две морковки и отволок к себе в дом.
На морковочных хвостиках выросли орехи.
Белка набрала их Целую корзину и спрятала в дупле
самой толстой морковки.
Ежик ходил между морковок и собирал грибы.
А к осени полились медленные медовые дожди.
Заяц ел морковку с медом.
Белка - орехи с медом.
Ежик - грибы с медом.
А Медвежонок целыми днями стоял на морковочной опушке
с разинутой пастью и только когда темнело, - совсем ненадолго, совсем на
чуть-чуточку, - хорошенько вылизав все четыре медовые лапы, ложился спать...
А все волки из леса ушли.
Потому что волки не любят сладкого.



среда, 23 декабря 2015 г.
Ирина Антонова "Тили-тили-тесто" Aрина Ореонова 18:32:02

Весёлые истории
:-D­

Иванова, Петров, Сидорова

Петров был двоечник и любил Сидорову.
А Иванову, отличницу и соседку Сидоровой по парте, терпеть не мог. Причём эти любовь и ненависть зародились в его сердце одновременно.
Раньше жизнь Петрова текла беззаботно. Он мирно сидел за партой, разглядывал в окно ворон, а при словах учителя «к доске пойдёт…» резво нырял под парту.
Однажды его умудрились всё же вызвать к доске. Петров, по обыкновению, начал было что-то мямлить. Но вдруг, обводя глазами класс в поисках подсказки, поймал на себе нежный взгляд Сидоровой и… онемел.
А Сидорова открыла учебник и стала шёпотом подсказывать. Иванова дёрнула соседку за рукав и укоризненно покачала головой.
Сидорова покраснела и замолчала, потупив нежный взгляд.
Ну а Петров так и простоял у доски до конца урока – онемевший и растерянный. Зато на перемену выбежал разъярённым: простить уплывшую подсказку он мог, а вот потухший нежный взгляд – никогда!
И с той поры он гонялся по школе за Ивановой. А когда настигал, то со всего маха опускал портфель на учёную отличницыну голову.
– У-у, дурак! – раздавался в ответ плаксивый голос.
Как-то раз Петров загнал отличницу в угол. Поднятый портфель готов был обрушиться на неё…
– Влюбился – так и скажи! – выпалила вдруг Иванова. – А рукам волю не давай!
Петров от неожиданности застыл, соображая, как могла Иванова догадаться о его тайных чувствах к Сидоровой? Он же Сидорову тихо обожал. Не толкал, не дразнил, не отнимал тетради с домашним заданием. Вообще не разговаривал: боялся обидеть.
– В кого? – опомнился наконец Петров. – В кого влюбился?
– В меня! В кого же ещё?! Знаем, знаем! Кого любят – за тем и бегают! – И отличница гордо прошествовала мимо. Конечно, ей было приятно, что в неё влюблены. И не важно, что это всего-навсего заурядный двоечник.
Только теперь Петров заметил, что класс шушукается и переглядывается – наблюдает за ним и за Ивановой, за развитием их отношений.
Отличница бросала вокруг победные взгляды. А Сидорова тихо страдала.
Петров соображал туго – дня три, наверное. И вот…
– Си-до-ро-ва-а-а! – эхом разнеслось по коридору. – Эй!
Сидорова обернулась: к ней со всех ног летел Петров. Во вскинутой руке – портфель!

Улыбка осветила лицо Сидоровой. Она сорвалась с места и бросилась наутёк…
Но Петров догнал и со всей силой своей любви приложил портфель к спине возлюбленной.
– У-у, дурак! – выдохнула счастливая Сидорова.
:-D­

Батончики

Второй день Андрей влюблён в Ёлкину, а она и не догадывается.
Признаться? Но как? Что-то мешало подойти и сказать: «Ёлкина, я тебя люблю». Наконец его осенило.
На большой перемене Андрей вынул из портфеля горсть шоколадных батончиков и подозвал Серёжу. При виде конфет глаза у того радостно заблестели.
– Отнеси Ёлкиной, – попросил Андрей.
Серёжин взгляд мигом потух, как пламя спички от сквозняка.
– А сам-то ты чего? – насупился Серёжка.
Андрей не ответил. Он продолжал напутствовать друга:
– Слышь, Серёга! Она начнёт есть, а ты спроси: «Ёлкина, ты любишь батончики?» Она конечно же ответит: «Люблю». Тогда скажи: «А Андрей любит тебя». И слово в слово запомни, что она тебе на это скажет. Понял?
Серёжа вытаращил глаза. Он ничего не понял, но согласно кивнул.
Андрей облегчённо вздохнул.
– Ну, дуй! А я тебя здесь подожду.

Ёлкина доедала последнюю конфету, когда Серёжа уныло спросил:
– Ёлкина, ты любишь батончики?
– Не-а. Терпеть не могу! – И облизнула выпачканные шоколадом губы.
Серёжа возвращался не спеша.
– Ну что? – едва не задохнулся вопросом Андрей.
– Все слопала. – Серёжа сглотнул слюну. – В пять секунд. И ни одного не оставила.
Андрей досадливо отмахнулся.
– Сказала что? Любит?
Серёжа покачал головой:
– Терпеть, говорит, не могу.
Андрей ничего не ответил, только крепко сжал кулаки.
А после уроков он нагнал уходящую домой Ёлкину, забежал вперёд и громко сказал:
– Ёлкина, и я тебя ненавижу!
:-D­


Приходи ко мне сегодня

На дворе стояла осень. Но дни всё ещё были по-летнему солнечные. Правда, Андрей Самохин этого не замечал. У него неожиданно возникла проблема. По дороге в школу он жаловался Серёже:
– Иванова меня достала! Постоянно придирается да учителям ябедничает. И что мне с ней делать? Может, поколотить?
– Что ты! – испугался Сергей. – Ещё хуже будет. Лучше задобри. Пригласи, к примеру, в гости. Чаем с тортом напои. Подари цветы, наконец! Девчонки это любят. Она растает и к тебе подобреет.
Андрей даже остановился. Идея показалась чудовищной.
А Сергей подумал: «Вечно у Андрюхи проблемы с девчонками, а мне приходится их решать».
Иванова, приходи ко мне сегодня в три часа. НЕ ТО пожалеешь.
Самохин
Эту записку Андрей показал Серёже.
– Вот решил сделать, как ты посоветовал.
Сергей прочитал и накинулся на друга:
– Кто же после таких слов к тебе придёт? Я бы не пришёл!
– Почему? – искренне удивился Андрей.
– У тебя получилась угроза. А нужно завлечь. Пообещать: мол, приходи, НЕ пожалеешь.
Серёжа взял да и зарисовал ненужные буквы. Теперь на их месте красовалось яркое сердечко.
– Зачем сердце? Я ж её не люблю! – возмутился Андрей.
– И не надо, – успокоил Сергей. – Это тактический ход. Иначе не придёт.
– Да? – засомневался Андрей, но всё же отослал записку Ивановой.
После уроков Андрей потребовал, чтобы Серёжа тоже участвовал в приёме Ивановой. Но тот наотрез отказался. Даже угрозы типа «ты мне больше не друг!» не помогли.
Пришлось бедному Самохину самому со своей проблемой справляться.
Торт он купил. На городской клумбе нарвал игольчатых астр. И теперь, стоя перед зеркалом, приводил себя в порядок. Непослушные вихры не поддавались. Андрей махнул на них рукой, решил: и так сойдёт. Пора было сервировать стол.
Когда чашки были расставлены, салфетки кокетливо выглядывали из-под блюдечек, а букет красовался в центре стола, Андрей принёс из кухни торт.
Тут он вспомнил, что в холодильнике есть ещё коробка шоколадных конфет. Вот здорово! Надо и её поставить. «Чем больше Иванова съест сладкого, тем больше ко мне подобреет», – решил Андрей.
Он принёс конфеты и стал подыскивать им место на столе. Коробка была большая и никак не хотела помещаться. Одной рукой переставлять было неудобно, и Андрей временно поставил торт на стул.
Теперь конфеты удачно вписались в сервировку. Цветы наклонили над ними игольчатые головки и, казалось, вдыхают упоительный аромат шоколада.
Андрей залюбовался делом рук своих. Отошёл немного в сторону. Зашёл с одной стороны, потом с другой. И, репетируя, как это будет с Ивановой, опустился на стул.
То, что он ощутил, не поддаётся описанию! Самохина как током ударило: случилось непоправимое!
И в этот самый момент в прихожей раздался настойчивый звонок.
Андрей резко вскочил. Постоял, лихорадочно что-то соображая, и с опаской оглянулся на стул. Никаких сомнений! Розочки с торта переместились на его брюки. А то, что стояло на стуле, и тортом-то назвать язык не поворачивался.
Между тем звонок не унимался. Он делал короткие передышки и вновь заливался требовательным звоном.
Андрей на цыпочках прокрался к двери и прильнул к «глазку». На площадке стояла Иванова. Да не одна, а в сопровождении Сидоровой.
Самохин видел, как постепенно багровеет лицо Ивановой. Слышал, как она громко, с возмущением что-то говорит Сидоровой. А потом схватила подругу за руку и повлекла за собой прочь от ненавистной квартиры.
Постепенно до Андрея дошёл смысл услышанного. По словам Ивановой, выходило, что именно он, Самохин, постоянно издевается над бедной Ивановой, не даёт ей прохода. И вот это его очередная выходка, чтобы снова её унизить. Но он об этом ещё пожалеет!
Глаза Андрея от возмущения вылезли на лоб: он издевается над Ивановой?!
Самохин заметался по квартире. Случайно взгляд его упал на злополучный торт.
– А я-то хорош! Сладенького этой дуре приготовил! – прошипел он.
Недолго думая, Андрей схватил то, что раньше было тортом, выскочил на балкон и швырнул с пятого этажа.
Раздался пронзительный визг. Самохин перегнулся через перила и, к своему ужасу, увидел Иванову и Сидорову. Они только что вышли из подъезда.
Иванова подняла к нему залепленное кремом лицо и мстительно прокричала:
– Ну всё, Самохин! Завтра в школу не приходи!
:-D­


Эксперимент

Противная задачка никак не решалась.
Серёжа задумчиво смотрел на чистый тетрадный лист. Ему казалось, что решение само вот-вот проступит на бумаге. Но чуда не происходило.
Глаза от напряжения устали, и клеточки запрыгали, нарушая ровное тетрадное поле. Серёжа положил голову на руки и подумал: «Чего я мучаюсь? Андрей наверняка всё решил. Пойду к нему и спишу. А потом и погулять можно».
Он зевнул, поёрзал на стуле, устраиваясь поудобнее, и задремал.
… Серёжа позвонил в квартиру Андрея и прислушался.
– Маша, открой! – долетел из-за двери голос приятеля.
В прихожую Серёжу впустила симпатичная обезьянка шимпанзе в розовом платье, с большим розовым бантом на голове.
– Всё дрессируешь? – входя в комнату, спросил Сергей и кивнул на шимпанзе, которая, слегка переваливаясь, прошла мимо него в ванную.
– Не дрессирую, а провожу эксперимент, – поправил Андрей. Он лежал на диване нога на ногу и ничего не делал.
– Какой эксперимент? – округлил глаза Серёжа.
– Эксперимент по превращению обезьяны в человека! – торжественно объявил Андрей.
– Как это? – заинтересовался Серёжа.
– Учёные считают, что труд сделал из обезьяны человека. И я решил это доказать.
– А как? – стал допытываться Серёжа.
– Поручаю Маше всякую работу, заставляю трудиться, – объяснил Андрей. – Надеюсь, человек из неё получится.
Серёжа осторожно заглянул в ванную. Шимпанзе как раз закончила укладывать бельё в стиральную машину. Она всыпала нужную дозу порошка и с помощью кнопок установила режим стирки.
– Во даёт! – восхитился Серёжа. Теперь, в свете эксперимента, ему всё казалось значительным. – И сдвиги есть?
– Да так, небольшие, – сдержанно ответил Андрей. – Ты-то чего пришёл? – поинтересовался он.
– Задачка не клеится, – ответил Серёжа, проходя в комнату. – А ты решил?
– Не знаю, – беззаботно сказал Андрей. Он приподнялся на локте и крикнул: – Маша! Ты математику сделала?
Серёжа улыбнулся: дескать, меня не проведёшь! Я шутки понимаю.
Шимпанзе не замедлила явиться на зов.
Она подошла к дивану, протянула Андрею учебник и тетрадь.
– Смотри-ка, решила, – сказал Андрей.
– Ха! – не поверил Серёжа и взял тетрадь из рук товарища.
По листу разбегались неровные строчки. Но Серёжа не простачок какой-нибудь! Не обманешь!
– Небось сам решил, а на обезьяну сваливаешь! – ехидно заметил он. – Вон и написано коряво, как у тебя.
– Да, с почерком у неё пока неважно, – согласился Андрей. – Прямо как у меня с математикой. Но зато никто не скажет, что не я решал.
Серёжа сверил ответ задачи с ответом в учебнике.
– Сходится! – обрадовался он. – Дай списать! – И направился к столу.
В соседней комнате натужно взвыл пылесос.
– У тебя что, предки дома? – отрываясь от задачи, шёпотом спросил Серёжа.
– С чего ты взял? – удивился Андрей.
Серёжа молча кивнул на ровный гул мотора.
– А-а, это Маша ковры пылесосит.
Наконец упрямая задачка перебралась в Серёжину тетрадь. Мальчик полюбовался ею и сказал:
– Всё! С математикой покончено. Можно и во двор идти.
– Сейчас пообедаем и пойдём, – отозвался Андрей. – Маша! Обед готов?
В кухне на плите что-то аппетитно шкварчало, а восхитительный аромат яичницы с ветчиной осторожно прокрадывался в комнату.
Серёжа присел рядом с Андреем на диван:
– Как думаешь, далеко ей ещё до человека?
– Спрашиваешь! Конечно! Ей сначала школу окончить надо, потом институт…
Тут в комнату заглянула девочка. Она расправила оборки розового платья и сказала:
– Мальчики, мойте руки. Обед готов! – И розовый бант на её голове согласно кивнул, приглашая к обеду.
Серёжа глядел во все глаза на девочку. Он толкнул Андрея локтем в бок и спросил:
– Кто это?
– Я – Маша, – улыбнулась девочка.
Серёжа долго непонимающе смотрел на неё, а потом вдруг засмеялся и сказал:
– Разыграли вы меня классно! Я и правда поверил, что обезьяна может стирать, готовить, задачки решать. – И он повернулся к Андрею.

Улыбка так и застыла на его лице. На диване в Андрюшиных джинсах и футболке, закинув ногу на ногу, лежал шимпанзе.
– А это кто? – испугался Серёжа.
– Андрей, – ответила Маша и пояснила: – Я – Маша, а он – Андрей.
Серёжа посмотрел на девочку, потом на шимпанзе, снова на девочку и опять на шимпанзе.
– Эксперимент удался! – наконец выдохнул он и опрометью бросился вон из квартиры.
– Куда ты? – удивилась Маша.
– Полы мыть! Ковры пылесосить! Бельё стирать! И задачки!.. Задачки я сам решать буду! – выкрикнул он и… проснулся.
«Вот так сон! – подумал Серёжа. – А во всём эта противная задачка виновата! – И он погрозил ей кулаком. – Пойду к Андрею».
Серёжа захлопнул тетрадь, встал. Неожиданно его глаза встретились с глазами… шимпанзе. На ярком, красочном плакате, что висел над письменным столом, она рекламировала новый суперпылесос. Серёжа сел на стул, тихо вздохнул и снова открыл тетрадь.
:-D­


Мы сейчас…

Моросил осенний мелкий дождь.
Славка Пузырёв и Валера Белкин стояли под деревянным грибом песочницы и поджидали Ленку.
Мухина, как видно, не торопилась. Может, пережидала дождь. А может, это ребята пришли слишком рано.
– Я пойду-у? – поканючил Белкин.
– Что ты! – испугался Славка. – Сейчас Ленка придёт, все вместе и двинем.
– Ты влюбился – ты и гуляй с ней! – ныл Валера. – А мне уроки делать надо!
Наконец из подъезда показалась Мухина.
Пузырёв деловито ощупал туго набитые карамелью карманы: для Ленки целый килограмм припас!
– Здравствуй, Лен! А мы тебя заждались. Айда в парк! – выпалил он.
– Знаешь, Пузырёв, – загадочно произнесла Мухина, ковыряя носком кроссовки песок, – у нас тут с Белкиным дело. Валер, можно тебя на минутку? – И она потянула его за рукав.
Белкин недоуменно пожал плечами и нехотя тронулся следом.
– Вы куда? – забеспокоился Славка.
– Мы сейчас… – пообещала Мухина, сворачивая за угол дома.
Пузырёв развернул конфету, сунул за щёку и приготовился ждать.
Белкин едва нагнал спешащую к остановке Ленку.
– Какое дело, Мухина?
– Узнаешь, – неопределённо ответила она и вдруг крикнула: – Бежим!
И Белкину ничего не оставалось, как припустить следом.
Двери трамвая с шумом захлопнулись за их спинами.
– Куда мы? – отдуваясь после бега, спросил Валера.
– В парк! – развеселилась Мухина.
– Как в парк? – опешил Белкин. – А Славка? Мы же все вместе собирались…
– А зачем он нам? – удивилась Ленка. – Мы и вдвоём неплохо проведём время.
– Но ведь Славка нас ждёт, – демонстрировал свою бестолковость Белкин.
– Подождёт, подождёт и уйдёт, – отмахнулась Ленка.

– Ну, Мухина, ты даёшь! – изумился Валера. – Славка ведь, того… ну, то есть это… нравишься ты ему.
– Так это я ему, а не он мне. – И Мухина весело рассмеялась.

Небо ненадолго очистилось от туч. Выкатилось скупое осеннее солнце.
Пузырёв ждал. Карманы наполовину опустели. Лёгкий ветерок слегка шевелил рассыпанные по песку карамельные фантики.
– Сейчас, сейчас они придут, – убеждал себя Пузырёв, отправляя в рот очередную конфету.

Карусельные зонтики то рвались в небо, то стремительно неслись к земле.
Ленка хохотала и визжала как ненормальная. Вскоре и Белкин заулыбался.
А потом в полумраке видеозала было шоколадное мороженое вперемежку с вампирами, привидениями и прочей нечистью.
После фильма вышли на улицу. Смеркалось. Снова моросил дождь.
Они проехали несколько остановок в просторном аквариуме трамвая. Валера сошёл первым, обернулся и подал Лене руку. Так и дошли до её подъезда, крепко держась за руки.
– Мне пора, – проговорила Мухина и, привстав на цыпочки, быстро чмокнула Белкина в щёку. – Пока!
– Пока… – растерялся тот, чувствуя, что краснеет.
И тут под грибом песочницы Белкин заметил Пузырёва. Он стоял всё так же, прислонившись спиной к столбу.
Валера подошёл.
– Слав, ты чего здесь? – испуганно спросил он. И вдруг увидел, что вся песочница усыпана фантиками. – Ты что, все конфеты один съел? – не поверил Белкин. – А мы… это… – и, не зная, что сказать, умолк.
– Гад ты, Валерка! – И Пузырёв со злостью выплюнул недоеденную карамель. – Ещё в третьем классе надо было тебе накостылять, когда Танька вместо меня с тобой переписываться стала! – Пальцы его собрались в кулаки. – Я пожалел. А ты… А-а! – И он, махнув в сердцах рукой, поплёлся прочь.
– Славка! Я тут ни при чём! – попытался защититься Белкин. – Разве я виноват, что они сами… – прошептал он в пустоту тёмного двора.
Свет фонаря радугой переливался в каплях воды на разбросанных карамельных фантиках.
Моросил осенний мелкий дождь.
пятница, 18 декабря 2015 г.
Aрина Ореонова 11:28:21
Запись только для меня.
пятница, 4 декабря 2015 г.
Борис Заходер "Мы - друзья" Aрина Ореонова 08:11:32
:-D­
С виду мы
Не очень схожи:
Петька толстый,
Я худой,
Не похожи мы, а все же
Нас не разольешь водой!

Дело в том,
Что он и я -
Закадычные друзья!
Все мы делаем вдвоем.
Даже вместе...
Отстаем!

Дружба дружбою,
Однако
И у нас случилась драка.
Был, конечно, важный повод.
Очень важный повод был!
Помнишь, Петя?
- Что-то, Вова,
Позабыл!
- И я забыл...

Ну, неважно! Дрались честно,
Как положено друзьям:
Я как стукну!
- Я как тресну!
- Он как даст!
- А я как дам!..

Скоро в ход пошли портфели.
Книжки в воздух полетели.
Словом, скромничать не буду -
Драка вышла хоть куда!
Только смотрим - что за чудо?
С нас ручьем бежит вода!
Это Вовкина сестра
Облила нас из ведра!

С нас вода ручьями льется,
А она еще смеется:
- Вы действительно друзья!
Вас водой разлить нельзя!



понедельник, 30 ноября 2015 г.
Немного об образовании в конце первого полугодия Aрина Ореонова 10:35:18
Сегодня с утра сыплет снег. Последний день ноября.

Образование стало печальной темой. Вспомнила про учителей-"новаторов­", выдававших идеи прошлых веков за свои собственные. И где они, что слышно? Ничего. Практика провалила глупые фантазии. А наглядные пособия у нас, оказывается, были всегда.

"Школа для учеников"? По-моему, школа должна быть для образования. Школа должна учить мыслить и работать, а не служить продолжением детского сада с игрушками и капризами. Только воспитанный нашим временем потребитель не согласен с этим. Ему интересно играть и смотреть мультики. Желательно с пакетиком семечек или чипсов и с бутылкой колы, а лучше пива. Именно этого и требуют хамы с растопыренными пальцами.

Торгашам нужны тупоголовые потребители, вечно застрявшие в детстве, жаждущие удовольствий, "хлеба и зрелищ", желающие только потреблять. Торгашам нужна полуграмотная и социально незрелая масса, которую можно обманывать и которой можно продавать всё, что угодно, самые ненужные вещи, за большие деньги. Потребители должны оставаться глупыми и жадными, любить всё яркое, блестящее и верить всем обещаниям. Поэтому образование потребителям противопоказано.

И вот, когда я смотрю на избалованных детей, ленивых и капризных, на их родителей, неотёсанных хамов с толстыми кошельками, то склоняюсь к мысли, что они просто недостойны образования. Дети развлекаются в школе и всем довольны. Кому надо больше, идут на курсы. Молодые учителя проводят на уроках игры, показывают мультфильмы. Рисуют хорошие оценки. И все довольны, никаких жалоб и конфликтов.

Хотя не совсем так. Есть недовольства по поводу иностранного языка в начальной школе, ещё чего-то. Это у нас пока не ввели в школах обязательный второй иностранный язык. Только недовольства эти очень тихие. Где письма и петиции "наверх"? Где выступления и митинги несогласных родителей? Не вижу, не слышу, не читала. Куда жаловаться по всякому поводу на учителя, все знают. А тут языки проглотили и грамоту забыли. Молчат как крепостные. "Народ безмолвствует". Значит, большего и лучшего не заслужили.
Кристина, живущая в розовой комнате Aрина Ореонова 10:02:31
O:-)­
Кристина живёт в доме на втором этаже. У неё розовая комната и вечный беспорядок. Она рассказывала мне об одном очень нехорошем мальчике, которого они всем классом просили стать лучше и начать всё "с чистого листа". Кажется, упросили. Но какая же сама Кристина бывает упрямая! Скорпион.
воскресенье, 29 ноября 2015 г.
Сергей Михалков "Под Новый год" Aрина Ореонова 06:54:49
:-D­

Говорят: под Новый год
Что ни пожелается -
Всё всегда произойдёт,
Всё всегда сбывается.

Могут даже у ребят
Сбыться все желания,
Нужно только, говорят,
Приложить старания.

Не лениться, не зевать,
И иметь терпение,
И ученье не считать
За своё мучение.

Говорят: под Новый год
Что ни пожелается -
Всё всегда произойдёт,
Всё всегда сбывается.

Как же нам не загадать
Скромное желание -
На "отлично" выполнять
Школьные задания.

Чтобы так ученики
Стали заниматься,
Чтобы двойка в дневники
Не смогла пробраться!
пятница, 27 ноября 2015 г.
Ангелы, выброшенные в окно Aрина Ореонова 13:30:23
Жительница Иркутска выбросила детей с восьмого этажа и выпрыгнула следом
:'(­ O:-)­ ]:-)­


В Иркутске 32-летняя женщина выбросила своих детей двух и четырех лет в окно квартиры на восьмом этаже и выпрыгнула следом сама, сообщает областное управление Следственного комитета России (СКР).

Мать погибла от травм на месте. Мальчиков в тяжелом состоянии доставили в больницу. Один из них скончался в реанимации, за жизнь второго борются врачи, уточняет ТАСС.

Инцидент произошел днем 27 ноября, в тот момент рядом с домом на улице находились сотрудники полиции, которые немедленно вызвали бригаду скорой помощи и оказали первую неотложную помощь пострадавшим, отмечают в областном главке МВД.

В 2012 году в подмосковном Долгопрудном произошла похожая история. Мальчиков четырех и семи лет выбросила с балкона их мать, дети погибли. Свой поступок женщина объяснила тем, что сыновья ей надоели.
Короткие басни Михалкова Aрина Ореонова 12:56:46

;-)­

«Неврученная награда»
За честный труд и поощренья ради
Один из Муравьев представлен был к награде —
К миниатюрным именным часам.
Но Муравей не получил награды:
Вышесидящий Жук чинил ему преграды,
Поскольку не имел такой награды сам!

Ах, если бы прискорбный этот случай
Был ограничен муравьиной кучей!
Автор басни: С.В.Михалков


«Любитель книг»
К приятелю, чтоб скоротать досуг,
Зашел незваный гость. «Ты стал читать, мой друг?» —
Воскликнул он от удивленья
И посмотрел восторженно вокруг
На новые тома собраний сочинений —
Гюго, Дюма, Майн Рида, Маршака,
Что полки заняли почти до потолка…
«Ты что молчишь? Смущен моим вопросом?
В коллекции такой, бесспорно, прок велик!
Но как ты достаешь до самых верхних книг?» —
«А очень просто, братец! Пылесосом!»

Известно мне: в домах иных
Стирают только пыль с изданий подписных.
Автор басни: С.В.Михалков


«Кирпич и льдина»
Плыл по реке Кирпич на Льдине,
Он у нее лежал на середине
И все учил ее, что не туда плывет,
Что надо бы прибавить ход,
Что нужно иначе держаться!
Напрасно не трещать и к берегу не жаться!
А Льдина таяла, приветствуя весну…
Пришло мгновение — Кирпич пошел ко дну.

Кирпич напомнил человека мне,
Что думал про себя: «Я нынче на коне!»
Учил других, командовать пытался,
А сам не «на коне» — на льдине оказался!
Автор басни: С.В.Михалков


«Грибы»
Рос яркий Мухомор среди лесной полянки.
Бросался всем в глаза его нахальный вид:
— Смотрите на меня! Заметней нет поганки!
Как я красив! Красив и ядовит! —
А Белый Гриб в тени под елочкой молчал.
И потому его никто не замечал…
Автор басни: С.В.Михалков


«Ромашка и роза»
«Прошу меня простить за обращенье в прозе! —
Ромашка скромная сказала пышной Розе. —
Но вижу я: вкруг вашего стебля
Живет и множится растительная тля,
Мне кажется, что в ней для вас угроза!» —
«Где вам судить о нас! — вспылила Роза. —
Ромашкам полевым в дела садовых роз
Не следует совать свой нос!»
Довольная собой и всех презрев при этом,
Красавица погибла тем же летом, —
Не потому, что рано отцвела,
А потому, что дружеским советом
Цветка незнатного она пренебрегла…

Кто на других глядит высокомерно,
Тот этой басни не поймет, наверно…
Автор басни: С.В.Михалков
четверг, 26 ноября 2015 г.
Ангел и "воспитатель" Aрина Ореонова 11:42:01
O:-)­ ]:-)­
Заместитель директора общеобразовательной­ школы в подмосковных Мытищах по воспитательной работе сознался в растлении семиклассницы из Кургана через интернет, говорится на сайте подмосковного главка Следственного комитета России (СКР).

«В ходе допроса он подробно изложил обстоятельства совершения преступления в отношении малолетней», — отмечено в тексте.

Мужчина задержан, решается вопрос о его заключении под стражу. Возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 135 Уголовного кодекса России («развратные действия»).

25 ноября в квартире замдиректора провели обыск, в ходе которого изъята компьютерная техника, шесть сотовых телефонов и два фотоаппарата. По данным СКР, учащаяся 7-го класса одной из школ в Кургане, с которой мужчина общался через интернет, по его указанию снимала фото и видео интимного характера и отправляла их подозреваемому за денежное вознаграждение.
Ангел и селфи на крыше Aрина Ореонова 11:38:01
O:-)­
В подмосковном Королеве подросток упал с крыши 16-этажного дома при попытке сделать селфи. Об этом сообщили в Следственном комитете. По факту происшествия начата доследственная проверка.
Как сообщает ТАСС, 14-летнего мальчика нашли накануне примерно в десять вечера возле дома. У него были травмы, характерные для падения с высоты. Подростка госпитализировали, но спасти его медикам не удалось.
По предварительным данным, погибший залез на крышу дома, чтобы там сфотографироваться,­ и упал.
По результатам проверки следователи примут решение о возбуждении уголовного дела.
вторник, 24 ноября 2015 г.
Ангел в петле Aрина Ореонова 10:43:18
:'(­ O:-)­
Подмосковные полицейские выясняют обстоятельства гибели восьмиклассника в собственной квартире в подмосковной Балашихе. По предварительным данным, юноша покончил с собой.

Как сообщил РЕН ТВ источник в правоохранительных органах, мальчика, повешенного на кошачьем поводке, обнаружил отец.

Что стало причиной трагедии, пока неизвестно. По факту произошедшего проводится проверка.

 


Ангелы в фокусеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
796
беон
Паршивого утпа=^BЗ.ы.я все-таки про...
пройди тесты:
..............
За тобой во тьму 2часть
Отношения Лайта к тебе.
читай в дневниках:
почему не хочется расставаться с пр...
Супер
Говорят,что..

  Copyright © 2001—2018 MindMix
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх